Материалы Всероссийского совещания 16.02.2017 — Центр русского фольклора

Материалы Всероссийского совещания «Центры традиционной народной культуры и перспективы их развития на период 2017–2020 гг.»

 

ПРЕЗЕНТАЦИОННЫЕ МАТЕРИАЛЫ

 

БЕССОНОВА Е.В. (ПОДОЛЬСК) МОДЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЦЕНТРА ТРАДИЦИОННОЙ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ ЮЖНОГО ПОДМОСКОВЬЯ «ИСТОКИ»

БРАГАНЕЦ Е.В. (БЕЛГОРОДСКАЯ ОБЛ.) ПЛАНЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЦЕНТР ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ» НА 2017 ГОД

БУБЕНЦОВ А.В. (КАЛИНИНГРАД) ПЛАНЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБЛАСТНОГО ДОМА НАРОДНОГО ТВОРЧЕСТВА НА 2017 ГОД

ГАЙСИН И.З. (ЙОШКАР-ОЛА) НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ РАБОТЫ РЕСПУБЛИКАНСКОГО ЦЕНТРА ТАТАРСКОЙ КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКИ МАРИЙ ЭЛ

ГЛАДКОВА О.В. (с. ДАВЫДОВО ЯРОСЛАВСКОЙ ОБЛ.) ПРОБЛЕМЫ РАБОТЫ СЕЛЬСКОГО ЦЕНТРА ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ БЕЗ ГОСПОДДЕРЖКИ

ДОБРОВОЛЬСКАЯ В.Е. (МОСКВА) КАДРОВАЯ СТРАТЕГИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ ЦЕНТРОВ ТРАДИЦИОННОЙ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ: ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНОСТИ РЕШЕНИЯ

ДОРОХОВА Е.А. (МОСКВА) О МОДЕЛЬНЫХ СТАНДАРТАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЦЕНТРОВ ТРАДИЦИОННОЙ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ

ДРАННИКОВА Н.В. (АРХАНГЕЛЬСК) ЦЕНТР ИЗУЧЕНИЯ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА

ЗАНИНА Е.Ю. (АСТРАХАНЬ) О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГБУК АО «АСТРАХАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ» В СФЕРЕ ТРАДИЦИОННОЙ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ В 2017 ГОДУ

КИСЕЛЁВА Е.В. (ЛЕНИНГРАДСКАЯ ОБЛ.) ОПЫТ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ СТРУКТУР В СФЕРЕ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

КЛЮЧНИКОВА О.А. (МОСКВА) ФОЛЬКЛОРНОЕ ДВИЖЕНИЕ В РОССИИ В СОБЫТИЯХ И ФАКТАХ (1969 – 2010)

КЛЮЧНИКОВА О.А. (МОСКВА) О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИЙСКОГО ФОЛЬКЛОРНОГО СОЮЗА

КОНДРАТОВА С.В. (АРХАНГЕЛЬСКАЯ ОБЛ.) ТУРИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЦТНК «БЕРЕНДЕЙ» КАК ПЕРСПЕКТИВНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЯ НА 2017-2020 ГОДЫ

КУЛЁВА С.Р. (ВОЛОГДА) ЦЕНТРЫ ТРАДИЦИОННОЙ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ: ОПЫТ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ

КУЧЕВАСОВА С.Н. (ЕКАТЕРИНБУРГ) ПЛАНЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЦЕНТРА ТРАДИЦИОННОЙ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ СРЕДНЕГО УРАЛА НА 2017 ГОД

ЛОБКОВА Г.В. (САНКТ-ПЕТЕРБУРГ) НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЦЕНТРОВ ТРАДИЦИОННОЙ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ. ПРОГРАММЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

МОРОЗОВ Д.В. (МОСКВА) СТРАТЕГИЯ КООРДИНАЦИОННОЙ РАБОТЫ ЦЕНТРОВ ТРАДИЦИОННОЙ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ РОССИИ

НИКИТЕНКО О.Г. (ВОЛГОГРАД) ОПЫТ РАБОТЫ ЦЕНТРОВ ТРАДИЦИОННОЙ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

НИКУЛИНА Ж.Г. (ПЕРМЬ) ПЕРСПЕКТИВЫ СОЗДАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЦТНК ПЕРМСКОГО КРАЯ

ПАШИНА О.А. (МОСКВА) ЦЕНТРЫ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ И УЧЕНЫЕ: ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА

ПУШКИНА Н.В. (ЙОШКАР-ОЛА) ПЛАН И ПЕРСПЕКТИВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕСПУБЛИКАНСКОГО ЦЕНТРА МАРИЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ НА 2017–2020 гг.

РОМАНОВСКАЯ Ж.П. (КРАСНОДАР) РОЛЬ РЕГИОНАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СИСТЕМЫ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЙ ПОДДЕРЖКИ УЧРЕЖДЕНИЙ КУЛЬТУРЫ В СОХРАНЕНИИ И РАЗВИТИИ ТРАДИЦИОННОЙ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ КУБАНИ

ФИРСОВА Е.В. (ВОЛГОГРАДСКАЯ ОБЛ.) РАЗВИТИЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ. ОПЫТ РАБОТЫ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО КАЗАЧЬЕГО ЦЕНТРА «КОШАВ-ГОРА» КУМЫЛЖЕНСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНА ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

ЮКАЕВА С.Ю. (ПЕРМЬ) ОПЫТ ФОЛЬКЛОРНО-ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ СТУДИИ «ВЕЧОРА» КАК НАПРАВЛЕНИЕ РАБОТЫ ДЛЯ ЦТНК

ЯРЕШКО А.С. (САРАТОВ) О РАБОТЕ НАУЧНО–МЕТОДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР ПО ИЗУЧЕНИЮ ТРАДИЦИОННЫХ КУЛЬТУР ИМЕНИ Л.Л. ХРИСТИАНСЕНА САРАТОВСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ КОНСЕРВАТОРИИ ИМЕНИ Л.В. СОБИНОВА

 

СТЕНОГРАММА

 

Иванов О.В.: Предоставляю слово Статс-секретарю — Заместителю Министра культуры Российской Федерации Александру Владимировичу Журавскому.

Журавский А.В.: Доброе утро коллеги. Приветствую всех вас здесь, на площадке Министерства культуры. Много знакомых лиц. В общем, со многими мы взаимодействуем в нормальном штатном режиме, с кем-то я, например, был знаком, мы общались ещё, когда я работал в Министерстве экономического развития; с кем-то в Министерстве культуры.

Так получилось, что тема, связанная с аутентичной, этнической, народной культурой традиционно находится в нескольких учреждениях, в нескольких ведомствах, и даже сейчас, когда мы говорим про традиционную культуру, культуру народов России, мы всегда по умолчанию полагаем, что эти функции есть у разных ведомств. Но это не означает, что мы не должны взаимодействовать, что мы не должны работать. В Министерстве культуры центрами активности управления и развития по изучению фольклора, точнее сохранению традиционной культуры, нематериального культурного наследия, являются разные учреждения — это и, конечно, Государственный центр русского фольклора, который сейчас является структурным подразделением Роскультпроекта, это и Дом народного творчества, это институт Природного и культурного наследия имени Лихачёва. Но в данном случае это мероприятие, или эта наша встреча, обсуждение, диалог, дискуссия должна способствовать тому, что мы вместе с Роскультпроектом, с ГЦРФ выработали некие предложения по тому, как мы будем дальше сохранять фольклор, как мы будем развивать и поддерживать центры традиционной народной культуры. Особенно — применительно к тем стратегическим документам, которые уже были, например, и тем стратегическим планам, которые мы сейчас вырабатываем и которыми хотели бы тоже с вами поделиться.

С одной стороны, как вы знаете, приняты Основы государственной культурной политики указом Президента. Потом, в прошлом году, утверждена Правительством стратегия государственной культурной политики. В каждом из этих документов теме нематериального культурного наследия, фольклора, традиционной народной культуре в той или иной степени уделено внимание и место. Вот мы поговорили, зафиксировали, продекларировали, а дальше должны последовать действия. Это действия, связанные с формированием Реестра нематериального культурного наследия, здесь наша общая задача — Министерства культуры и вас, как представителей региональных Центров, выстроить такую систему взаимодействия, которая позволит зафиксировать наилучшим образом для следующих поколений богатство нематериального культурного наследия.

С другой стороны, наверное, пришло время, когда, и мы видим, что сложились все условия, для того, чтобы изучать, и это уже отдельная тема, связанная может быть даже с какими-то пограничными веяниями и параллельными линиями, такими как краеведение, изучать историю, традиции родных мест, и делать это системно. Возвращаясь к развитию краеведческих музеев, здесь нашим партнёром может быть Российский фонд культуры, который реализует этот проект. А с этого года при поддержке Министерства культуры, Российский фонд культуры приобрёл статус общественно-государственной организации, и будет, в том числе финансироваться по линии Министерства культуры.

И, наконец, самое важное, мы сейчас находимся в обсуждении с Администрацией Президента, с аппаратом Правительства темы придания культуре статуса приоритетного направления деятельности. Вы знаете, что есть Президентский совет, который рассматривает те или иные приоритетные проекты стратегического развития. На этом Президентском совете рассматриваются разные направления: образование, здравоохранение, ЖКХ, но культуры пока там нет. И вроде бы достигнута договорённость и понимание, что культура, безусловно, должна стоять в одном ряду с такими гуманитарными измерениями, как здоровье и образование. Это правильно, это справедливо, т.к. культура пронизывает всё, и традиционная культура является тем узелком, тем обязательным элементом исторической памяти нации, вокруг которой формируется, собственно говоря, нация как таковая, с её культурным кодом. Потому что именно в развитии культуры, или в современной культуре, вначале должна быть почва, а потом уже на этой почве может расти, произрастать дерево, давать плоды, переживать зиму, времена года. Когда мы подготовим все документы на рассмотрение соответствующего приоритетного направления культуры на Президентском совете, в Правительстве, мы должны очень чётко понимать: а что мы будем делать применительно к традиционной культуре? И здесь одна из важнейших задач, которую мы перед собой видим, это формирование широкого общественного движения за изучение, за знание своей традиционной культуры, за знание народной культуры, за изучение своих основ.

Одна из наших общих задач, чтобы мы в регионах создали такое широкое общественное движение, совместно с теми общественными организациями, которые существуют, — это Фольклорный союз, это Краеведческий союз, это какие-то другие крупные сетевые общественные организации, которое бы, с одной стороны, позволило всем вам показать силу возвращения к корням, с другой стороны, позволило бы и нам предлагать новые проекты для поддержки вас в регионах. Будут сетевые проекты, некоторые будут локализованы в каких-то отдельных, может быть в Федеральных округах. Но нам нужно с вами нащупать в течение сегодняшней встречи: что, какие проектные направления могут быть поддержаны нами. Такие сетевые проектные активности мы можем поддерживать. Что мы можем предлагать в том числе и Правительству, и Президенту? Широкое общественное движение с одной стороны; с другой стороны, никто не отменяет того, что должна происходить кропотливая, научная, исследовательская, архивная работа, связанная с сбором, фиксацией, реестрированием нематериального культурного наследия. Это одна история.

Другая история, о чём бы я хотел сказать и снять может быть какие-то недоговорённости, некоторые из вас очень активно работают с Домом народного творчества, и это правильно, и эта работа никуда не уходит, она остаётся. И между учреждениями нашими в виде Роскультпроекта и ГЦРФ или же ДНТ никаких недоразумений или противостояния нет. И здесь мы будем все в одной связке работать на общее благо. Вот, поэтому я призываю всех очень ответственно отнестись к сегодняшней встрече: с одной стороны, обсудить те проблемы, которые есть, если эти проблемы есть, вы их формулируете, предлагая решение, если оно у вас созрело.

Второе, что хотелось бы ещё раз отметить — это проектные направления, желательно сетевые, или те проекты, которые могут быть масштабированы до федерального округа или до уровня страны.

Третье — это ваши лучшие региональные практики, которые у вас существуют, и которые с вашей помощью могут быть доступны для СМИ федерального уровня, потому что важно, чтобы те лучшие практики, которые в регионах формировались, они были видны, это важно и вам, потому что это оценка вашей работы. И конечно же, если у вас есть идеи по тому как нам между различными в том числе и отраслями, различными учреждениями на федеральном и региональном уровнях устраивать проектные линии, проекты взаимодействия, не скрывайте и об этом тоже говорите.

Вот, собственно говоря, что я хотел сказать и предлагаю сегодня хорошо поработать, а Роскультпроект, Центр русского фольклора прошу чётко всё фиксировать, записывать, и все предложения потом ещё отдельно обсудить. У нас сегодня такой день, сложный, четверг — это день, связанный с заседанием Правительства. Вот сегодня ещё планируется подписание соглашения с Министерством обороны, ещё ряд важных встреч, в том числе в Администрации Президента мы сегодня вместе с коллегой Ивановым будем обсуждать тему как раз по подготовке проектных материалов приоритетных направлений культуры, поэтому всё, что вы здесь обсудите, всё это будет положено в основу практической деятельности, а я просто должен, извините, откланяться, бежать дальше звонить, писать, подписывать, читать. Спасибо, удачи вам, коллеги!

Иванов О.В.: Спасибо, Александр Владимирович. Получилось, собственно, что в этом выступление основные цели нашей сегодняшней встречи определены, мне практически нечего к этому добавить. Хочу сказать для начала о режиме нашей работы. Мы планируем уложиться по времени примерно в 3 часа, т.е. завершить, наверное, к часу. Если будет слишком много выступающих, то в какой-то момент нам нужно будет поставить черту.

Прошу всех, кто будет выступать, выступать не в стиле отчётов, потому что в данном случае цель наша сегодня состоит в том, чтобы по результатам появились какие-то совершенно конкретные выводы и предложения. Когда мы обозначали тему сегодняшнего Совещания — «ЦТНК и перспективы их развития до 2020-го года» — мы имели ввиду не институции, а Центры как некие сообщества, как тех людей, которые занимаются сохранением и актуализацией нематериального культурного наследия, не благодаря чему-то, а скорее вопреки, потому что если вы видели один за другим тексты государственного доклада по состоянию культуры в Российской Федерации, или видели какие-то официальные бумаги Министерства культуры, то знаете, что достаточно мало внимания в этих бумагах уделяется, собственно, вопросам нематериального культурного наследия. Если для материального культурного наследия существует Реестр, существуют какие-то официальные документы на уровне законодательства и т.д., то, как я выяснил совсем недавно, когда возглавил Центр, существует очень мало законодательных оснований, тех или иных, для сохранения нематериального культурного наследия, очень сложно выстроены практики в тех или иных регионах, и в целом этот вопрос, он является очень сложным, но очень важным. Если сказать, что Государство не уделяет внимание или недостаточное внимание уделяет, потому что это не существенно, то это не так. Просто сам вопрос очень сложный для того, чтобы его структурировано можно было рассматривать и развивать. Постольку поскольку нам действительно очень хотелось бы, чтобы направление «культура» вошло в число стратегических приоритетов, и МК, и ещё ряд ведомств, включая Совет федерации, обратились к главе государства с тем, чтобы это произошло. Нам действительно необходимы конкретные материалы не на уровне деклараций, а на уровне конкретных действий — что и каким образом должно происходить. В этой коллизии с Домом народного творчества, которая сложилась в связи с проведением этого Совещания, мы услышали, что даже в какие-то регионы звонил ДНТ и просил не ездить. Вот, мы в этом смысле очень просто и ясно смотрим на текущую ситуацию. Мы сейчас говорим о сохранении нематериального культурного наследия и его актуализации. Работают ли эти специалисты в каких-то государственных или муниципальных структурах, работают ли они в научно-исследовательских Центрах, или они просто на общественных началах делом занимаются? Эта практика зависит от регионов, и в разных регионах выстроено это по-разному. Поэтому мы сегодня очень хотели бы, чтобы в ходе такого разговора появились представления, а как это должно быть в будущем? Мне кажется, очень важный вопрос, состоящий в том, чтобы мы определились в каких-то так называемых модельных стандартах, это такое модное словосочетание, но оно очень имеет отношение к нашей с вами деятельности, потому что вот эти Центры, но их нет ни в документах по обеспеченности, их нет ни в каких других нормативных документах, и в этом смысле мы считаем, что очень важно, чтобы мы выработали какой-то подход по институтолизации вот этих вот людей и этой деятельности, которая связана с развитием, сохранением и с актуализацией нематериального культурного наследия. Поэтому мы абсолютно не рассматриваем сегодняшнее Совещание как какую-то альтернативу тому, чем занимаются Дома народного творчества. Очень классно, если в рамках этих Домов происходит какая-то активность, связанная с нематериальным культурным наследием. Но в некоторых случаях это не так. В некоторых случаях это вообще никак, просто есть какие-то люди, которые очень инициативные, очень болеют за дело, это какие-то активности, которые надо поощрять. А мы в этом случае очень хотели бы, чтобы государство, МК определилось в системной деятельности и системной поддержке этой деятельности. Мне кажется, что как материальное, так и нематериальное культурное наследие является основой, фундаментальной основой для развития общества. Это закреплено в Основах Государственной культурной политики, это нашло отражение в стратегии, и Роскультпроект, который я возглавляю, эта организация создана для того, чтобы стратегическое развитие в области культуры и проектного управления реализовывать таким образом, чтобы мы совершенно конкретно видели, какими шагами, какими активностями и какой поддержкой можно обеспечивать то или иное направление. Кратко скажу о Роскультпроекте.

Идея этой организации возникла летом прошлого года, и так совпало, что главой государства был создан Президентский совет по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Буквально, наверное, на кончиках пальцев эта ситуация находилась в Администрации, и такая же идея возникла у руководства МК, я очень признателен Владимиру Ростиславовичу Мединскому и Александру Владимировичу Журавскому, которые выступили инициаторами создания такой структуры, которая совмещает в себе как вопросы стратегического планирования в области культуры, вопросы мониторинга государственной культурной политики, реализации стратегии, так и вопросы проектного управления. Постольку, поскольку было принято решение создавать Роскультпроект на базе ГРЦРФ, то, собственно, сам штатный состав стал структурным подразделением Роскультпроекта и я, как руководитель организации, рассматриваю это направление как очень важное, и мы относимся к русскому фольклору как к ведомственному проекту. Рядом со мной находится руководитель этого Центра, он является моим заместителем в Роскультпроекте и одновременно возглавляет, собственно, сам Центр. Ему я и предоставлю первое слово как выступающему. По поводу ваших выступлений: у нас нет никакого заранее заготовленного списка, я думаю, что мы в состоянии любому из здесь присутствующих предоставлять слово. Считайте, что в этом Совещании заинтересованы в равной степени как вы, являясь участниками, так и мы, являясь организаторами, потому что нам действительно многие вещи нужно положить на бумагу, нам действительно многие вещи нужно продумать очень рационально, очень прагматично, чтобы это направление получило дальнейшее развитие. Таким образом, мы ориентированы на какие-то ближайшие перспективные шаги, т.е. я, собственно, не многим больше добавил к тем целям, о которых рассказал Александр Владимирович и хочу предоставить слово Дмитрию Викторовичу Морозову, руководителю Центра русского фольклора.

Морозов Д.В.: Добрый день, дамы и господа. Благодарю Олега Валентиновича за возможность выступить первым на столь знаковом мероприятии, посвященном вопросам сохранения нематериального культурного наследия и поддержки традиционной народной культуры России.

Государственный центр русского фольклора в ноябре 2016 года был оптимизирован и органично влился в структуру нового для Министерства культуры Российской Федерации учреждения «Центра культурных стратегий и проектного управления», сокращенно Роскультпроекта.

Интеграция деятельности Центра фольклора в проектное управление Министерства культуры позволяет на качественно ином уровне решать проблемы сохранения и актуализации народной культуры. Правда надо сказать, что полтора года назад я высказывал идеи организации внутри Центра фольклора отдела стратегического планирования в сфере традиционной культуры, но над этой мыслью смеялись. Спустя год Министерство культуры решает создать проектный офис и как мне кажется это шаг к смене управленческих парадигм в культурной отрасли в целом.

3-х летний анализ технологического цикла сохранения нематериального культурного наследия России позволил выделить 4 основных этапа: исследование нематериального наследия, его сохранение, актуализацию и публикацию материалов. Именно по такой схеме выстроена сейчас структура работы Государственного центра русского фольклора.

Исследование нематериального наследия — это проведение экспедиций, обработка и анализ материалов, публикации, научные конференции и Всероссийский конгресс фольклористов. Сохранение нематериального наследия: оцифровка материалов, архивный фонд, научная библиотека, Каталог объектов нематериального культурного наследия. Актуализация наследия: организация и проведение мероприятий, методическая работа, обучение, Интернет-портал, визовая поддержка. Научно-издательская деятельность: научный альманах «Традиционная культура», журнал «Живая старина», подготовка нового электронного журнала «Экспедиция и архив», издательские проекты.

По этим параметрам синхронизированы основные показатели деятельности Государственного центра русского фольклора за 2016 год. Обратите внимание, что отдельно выделена «Информационная работа в сети Интернет», так как сейчас Интернет — это самый сильный инструмент распространения информации.

Следующая часть моего доклада выстроена по принципу: анализ ситуации, определение системных проблем, конкретные пути решения.

Начальный этап мониторинга деятельности по сохранению и актуализации народной культуры дает синхронный срез состояния государственной поддержки и социальной активности в этой отрасли. Сейчас существуют три формы проявления народной культуры: аутентичная культура, культурно-досуговая деятельность, профессиональное искусство.

С аутентичной культурой связаны разные виды социальной активности и деятельность государственных научно-исследовательских и образовательных институтов, с культурно-досуговой сферой — сеть домов народного творчества и профессиональные коллективы, которые занимаются вопросами интерпретации народной культуры в различных видах художественного творчества.

Далее мы рассмотрим все виды активности в сфере традиционной народной культуры: Центры традиционной народной культуры при научно-исследовательских учреждениях; Центры при образовательных учреждениях (при ВУЗах, СУЗах, школах, ДШИ); Центры при домах народного творчества; Центры при музеях; Отделы традиционной народной культуры при домах народного творчества; Отделы традиционной народной культуры при государственных учреждениях (музеях, ДК и др.); общественные объединения.

Анализ взаимодействия этих активностей — ученых, практиков, методистов, общественных объединений, творческих коллективов и т.д. — выявил наличие системных ошибок. А так как целью мониторинга является выработка управленческих решений и грамотное финансовое обеспечение деятельности по сохранению и актуализации народной культуры, то постараемся найти необходимые на данный момент решения проблем, указав на ошибки.

И так, по нашему мнению, системными ошибками являются: отсутствие координации деятельности; отсутствие конкретных задач по решению общих проблем; отсутствие стратегии. Для решения вопросов необходима модель координационной работы.

Координирующее ядро в системе: Государственный центр русского фольклора, следующий уровень — региональные центры традиционной народной культуры и самый важный уровень — поселенческие центры традиционной народной культуры. при этом Государственный центр фольклора и региональные центры взаимодействуют с научно-исследовательскими и образовательными учреждениями, культурно-досуговыми организациями, общественными объединениями, конфессиональными организациями федерального и регионального уровней.

Далее для постепенной реализации координационной модели необходим первоначальный этап работы по взаимодействию центров традиционной народной культуры. В него войдет: создание рабочей группы по координации работы ЦТНК, запуск проекта по электронной систематизации архивных фондов ЦТНК, создание информационного ресурса «Центры традиционной народной культуры России».

В задачи рабочей группы по координации работы центров традиционной народной культуры входит: координация по видам деятельности, создание Концепции сохранения и актуализации нематериального культурного наследия народов Российской Федерации, создание стратегии реализации концепции, разработка модельных стандартов деятельности ЦТНК, разработка плана совместной работы Центров до 2020 года по направлениям (экспедиции, исследования, архивные фонды, Каталог ОНКН, издания, кадровый потенциал, мероприятия).

Важнейшей задачей, стоящей перед Государственным центром русского фольклора как координационным федеральным центром, является осуществление проектной деятельности в отрасли народной культуры в рамках приоритетных государственных программ: «Культура малой Родины»,

«Развитие фольклорного движения в России», «Мониторинг современного состояния традиционной народной культуры России».

Что это означает? Это означает системную поддержку профильных государственных организаций, общественных объединений, специалистов по народной культуре через указанные программы.

И, дорогие друзья, в конце хотелось бы сказать, что многим из нас сейчас нужно сменить формулу «я — это фольклор» на формулу «мы — это фольклор», т.к. коллективность является одним из основных свойств традиционной народной культуры народов РФ. Спасибо.

Иванов О.В.: Спасибо большое. Я хочу сказать вот что по поводу приоритетных проектов, поскольку официальных утверждений не было ещё в планах, которые мы разработали и представили в Правительство и в Администрацию Президента.

Там два приоритетных проекта на сегодня, один из них — «Культура малой родины», куда мы включаем как поддержку села, малых городов, кинофикацию, так и активность. Александр Владимирович очень важное слово сказал — движение, т.е. мало создать сейчас коробки, в которых будут располагаться учреждения культуры, нужно создать условия для активности, потому что самое важное — это люди, и то как это происходит.

Второй проект — «Сохранение культурного наследия», в основном, там идёт речь про материальное культурное наследие, потому что это особая специфика, у нас нет реставрационной отрасли практически в России на сегодня, и предстоит очень большая работа, если мы хотим, чтобы 180 тысяч объектов материального культурного наследия пришли в надлежащий вид, это огромные финансовые средства, которых у государства сегодня нет, и для того, чтобы эта работа шла системно, мы полагаем, что необходимо именно такой проект признать приоритетным.

Пока это наши задумки, в той или иной степени мы видим и слышим поддержку, и полагаем, что на одном из ближайших Президиумах Президентского совета по приоритетным проектам наши предложения будут поддержаны. Но, опять-таки, ещё раз повторюсь, важна конкретика и что мы туда включим. Вот если предположить сегодня, что выделены какие-то средства на работу, связанную с сохранением нематериального культурного наследия — это вы должны ответить, на что эти средства имеет смысл расходовать в первую очередь.

Необходимо ли, допустим, расходовать их на систему образования тех специалистов, которые владеют вопросом, связанным с нематериальным культурным наследием, или нужно тратить эти средства прежде всего на первичный сбор материала, на исследовательскую деятельность и на изыскания? Или, может быть, надо создавать цифровое хранилище, куда могут попасть материалы, которые в огромном числе сейчас находятся в самых разных местах, это абсолютно распределённые хранилища, наверное, огромное количество материалов есть в консерватории, очень много материалов находится в нашем Центре и тоже подлежит оцифровке, каким-то образом упорядочиванию и каталогизации, и ещё есть очень много региональных структур, в которых те или иные архивы присутствуют. Это очень большое достояние, которое сегодня не обустроено никак. В этом смысле, допустим, киноматериалы, документальные в Красногорске, игровые, анимационные — в Белых Столбах в Госфильмофонде, они нашли своё хранение, и в этом смысле можно воспользоваться большим количеством материалов. А вот теми звуковыми материалами, которые находятся в самых разных местах, воспользоваться, оказывается, крайне сложно даже тем специалистам, которым это может быть крайне необходимо.

Но и вопрос актуализации — это отдельный вопрос; того, что связано с использованием этого самого наследия нематериального в практической жизни. То есть все три блока, ну, и четвертый блок — это научные издания, те, которые Дмитрий показал в презентации. Они, на наш взгляд, имеют очень серьёзное значение, и нам хотелось бы конкретно знать, если будет выделяться определённое дополнительное финансирование, на что оно главным образом должно быть направленно, на какие самые существенные, ключевые вопросы его следует направлять. Это тот вопрос, который существует у меня в голове, и я очень хотел бы на него после сегодняшнего обсуждения в той или иной мере услышать ответ, и расставить для себя приоритеты, потому что мы действительно создаём бумаги и программы, которые впоследствии будут утверждаться.

Давайте мы Ольгу Александровну Ключникову пригласим. Мы полагаем, что Фольклорный союз как общественная организация ещё не до конца раскрыла свой потенциал, и развитие этой организации, на наш взгляд, представляется очень важным и существенным, в том числе для вопросов сохранения и актуализации нематериального культурного наследия. Пожалуйста.

Ключникова О.А.: Спасибо. Мы собрались здесь обсудить вопросы создания и поддержки ЦНТК. Многолетняя деятельность коллективов, входящих в РФС, накопивших уникальный опыт, может послужить основой для создания таких центров. На мой взгляд, было бы ошибкой пытаться создавать эти центры с нуля, не учитывая тот опыт, который есть у нас в России.

Союз возник в 1989 году. Тогда же были сформулированы его цели и задачи, не потерявшие своей актуальности и сегодня. Одной из задач Правления РФС была задача — осуществлять связь, координацию между общественными инициативами и государством, обращать внимание общества и государства на то, что НТК в России — жива, и она требует большого внимания и заботы государства прежде всего.

Ученые, связанные с практикой, и любители вступили в процесс работы с фольклорно-этнографическим материалом. Максимально приблизиться к аутентичной традиции во всех ее проявлениях, к культуре своих предков и своей малой родины — таков был основной посыл, объединивший тех и других. На пересечении научного и общественного интересов возникла новая парадигма мышления в культуре, некая совокупность фундаментальных основ, которые стали реализовываться фольклорными студиями, ансамблями и группами при помощи и поддержке специалистов. Буквально на наших глазах рождалось новое направление в науке и новая научно-практическая специализация — этномузыкология, аналогов которой до сих пор нет в мире!

В любительском движении за многие годы были отшлифованы технологии работы с материалом, педагогические принципы «Школы русского фольклора». Об этом можно говорить достаточно долго и подробно разбирать эти принципы, но я назову просто некоторые из них, такие, как например:

— отношение к фольклорному делу, не просто как к «деятельности», но как к «служению»;

— комплексный подход к изучению и освоению ценностей традиционной культуры, постижение языка культуры во всех его проявлениях: в музыке, танце, традиционном костюме, предметах быта и т.д.

— также связь Школы с жизнью — включение народной традиционной культуры в жизнь современного человека, воссоздание среды общения (то, что сейчас мы называем «актуализацией»), вот некоторые принципы.

Фольклорно-этнографические коллективы, студии не вписывались в те годы в существовавшую тогда систему Домов культуры, где был принят свой стандарт самодеятельного коллектива, и где руководитель коллектива работал на ставке. Фольклорно-этнографическая работа требовала специальных знаний и навыков, весьма разнообразных, и руководитель, и участники коллектива, все активно в ней участвовали, руководитель был швец и жнец, и на дуде игрец. По целям, масштабности задач, разнообразию форм и уровню работы такие студии во многом опережали свое время. А с годами они фактически становились центрами традиционной народной культуры со своими фондами, программами работы, во многих ставились задачи возвращения традиционного материала в места исконного бытования.

Фольклорно-этнографические коллективы также с трудом вписывались и в систему дополнительного образования, где, впрочем, в последние годы появляются возможности разделить эту деятельность в образовательных программах по предметам (или видам деятельности).

Например, московский ансамбль «Веретенце». Более 20 лет — фольклорно-этнографическая студия «Вечора» из Перми, также имея только 2 ставки, фактически являясь Центром прикамской традиционной культуры со своим фондом собранных фольклорно-этнографических материалов и со своей системой работы. Таких коллективов в структуре учреждений культуры и образования мы могли бы назвать десятки. И конечно в нашей программе деятельности необходимо было бы предусмотреть взаимодействие ещё и с Министерством образования, поскольку многие инициативы — общественные, они находятся не только в системе культуры, но и в системе образования, а там эта работа также не вполне системно осмысленна.

В ряде регионов постепенно возникали и отдельные самостоятельные Центры народной традиционной культуры (разного ведомственного подчинения). Процесс этот опять же шел усилиями личностей, то есть довольно стихийно, отражая естественные потребности людей в своей корневой культуре. Создателями и руководителями таких центров часто становились руководители коллективов — члены РФС.

Особенно хочется сказать о центрах в малых городах и на сельских территориях, работающих на местном материале в непосредственном контакте с носителями традиций — аутентичными исполнителями, людьми старшего поколения.

На местах подчас принимаются решения, идущие вразрез с потребностями общества. Буквально на днях закрыли центр традиционной казачьей культуры «Кошав Гора» станицы Кумылженской, ансамбль «Старина» остался без крыши над головой — ансамбль, который работает более 20 лет… а ведь каждый фестивальный проект в России за честь почитает пригласить к себе «Старину», получить мастер-класс его руководителя Елены Викторовны Фирсовой.

Народный Дом в Первоуральске, против закрытия которого многократно выражались протесты на просторах интернета, лишили помещения — исторического здания, поместив его в маленькую комнату. При этом ансамбль «Воля», ведущий очень серьезную работу с детьми, фактически остался на улице.

Центр традиционной культуры «Высокуша» села Пежма Архангельской области, возглавляемый Келаревым Александром Михайловичем, является некоммерческим объединением, работает с 1991. Его исключили из реестра общественных объединений области.

Упомянутые центры, их творческие коллективы, по сути, являются уже ЦНТК. Располагают большим потенциалом — фондами, опытом работы. Именно с их поддержки, необходимо начинать процесс создания ЦНТК в России. Для этого нужно остановить процесс их разрушения. Ну, и собственно, предложения, они здесь сформулированы. Спасибо за внимание.

Иванов О.В.: Спасибо большое.

Я всем, кому успел сказать, говорил: делайте 5 слайдов — понятно, по каким соображениям. Здесь у вас очень хорошо получилось, потому что слайды помогли понять материал… Хочу сказать, что мы всё, что вы нам передадите, выступающие, мы вывесим в открытом доступе, чтобы эти материалы были доступны. Я вижу, кто-то фотографирует слайды, это не возбраняется, наоборот, приветствуется, но при этом имейте ввиду, что мы вам предоставим сразу же по окончании Совещания возможность это себе скопировать и использовать в вашей работе.

Говоря о Фольклорном союзе, я хочу сказать, что очень серьёзный план по развитию этой организации существует у Фольклорного союза. Здесь присутствуют и Наталья Николаевна Гилярова, которой я позже предоставлю слово для выступления, президент Фольклорного союза, и Сергей Николаевич Старостин, который является, можно сказать, исполнительным органом этой организации. Поэтому мне кажется, что в том самом движении, о котором мы говорим, очень важное место должна занимать общественная организация, прежде всего. Государство, оно в этом смысле может создавать определённый механизм, условия или оказывать поддержку, но в этом случае всё равно очень важное значение имеет общероссийская общественная организация, а именно такой статус у Союза, в этом смысле и подразделения Союза в разных регионах очень существенную роль могут играть. Хочу предоставить слово Романовской Жанне Павловне, заместителю руководителя краевого учебно-методического центра. Пожалуйста. Краснодарский край.

Романовская Ж.П.: Для Кубани традиционная культура казачества и всех народов, проживающих на территории края, является тем объединяющим началом, которое позволяет сохранить мир, согласие и взаимопонимание в регионе.

Администрацией и Законодательным Собранием Краснодарского края уделяется огромное внимание вопросам сохранения и развития традиционной народной культуры. В первую очередь, государственная поддержка этого направления заключается в создании законодательной базы. В крае приняты Законы «О государственной политике в сфере сохранения и развития традиционной народной культуры в Краснодарском крае» (от 7 июля 2007 г. № 1264-КЗ) и «О государственной поддержке народных художественных промыслов и ремесленной деятельности в Краснодарском крае» (от 7 ноября 2011 г. № 2357-КЗ).

В рамках их реализации принято Положение об особо ценных объектах культурного достояния Краснодарского края в области традиционной народной культуры и создана краевая экспертная комиссия, которая рекомендует отнести тот или иной объект к особо ценным объектам культурного достояния Краснодарского края в сфере традиционной народной культуры. Сегодня в крае успешно работают 11 объектов культурного достояния.

В регионе реализуется ряд краевых целевых программ, посредством которых осуществляется поддержка и развитие традиционной народной культуры.

В результате притока населения из других регионов сегодня на Кубани происходят процессы интеграции и взаимопроникновения культур, а также процессы вытеснения культуры старожильческого населения — кубанского казачества.

В связи с этим приобретает особую актуальность не только сохранение традиционной народной культуры в регионе, но и передача традиционных знаний, навыков, обрядов подрастающему поколению.

Значительный вклад в дело возрождения, сохранения и развития традиционной казачьей культуры Кубани вносит Кубанский казачий хор.

Его летоисчисление начинается с 1811 года. Многочисленные творческие достижения хора неразделимы с именем его художественного руководителя — народного артиста России и Украины, лауреата Государственной премии России, героя труда Кубани, профессора, композитора Виктора Гавриловича Захарченко.

Без Кубанского казачьего хора не обходится ни одна культурная программа весомых международных акций с участием России.

Более 20 лет при Кубанском казачьем хоре действует научно-исследовательский Центр фольклора и этнографии. Им собран уникальный архив, который составляет более четырех тысяч аудио и 100 видеозаписей песен, танцев, обрядов, инструментальной музыки кубанских казаков.

В крае динамично развиваются аутентичные, молодежные, детские фольклорные ансамбли, народные хоры и танцевальные коллективы, студии декоративно-прикладного искусства — всего более 2,5 тысяч коллективов с числом участников свыше 50 тысяч человек.

Традиционная народная культура органично входит в образовательные программы и учебные планы детских школ искусств. Здесь созданы 62 фольклорных отделения, на которых обучается около двух тысяч детей.

Сегодня ни одно значимое мероприятие немыслимо без участия юных воспитанников средней общеобразовательной школы-интерната народного искусства для одаренных детей имени В.Г. Захарченко. Здесь обучаются 577 детей из всех муниципальных образований края, 61 ребенок проживает в интернате на постоянной основе.

В школе дети приобретают навыки народного пения, танца, игры на музыкальных инструментах, занимаются декоративно-прикладным творчеством, при этом получают обязательное общее образование. В учебный план школы внесены такие дисциплины как «История казачества», «Кубанское наречие», «Основы православной культуры».

Ежегодно краевым учебно-методическим центром проводятся мероприятия по повышению квалификации специалистов по традиционной культуре. Разработана и реализуется дополнительная профессиональная программа «Интеграционные процессы социально-культурной деятельности и педагогики» для групп преподавателей детских художественных школ, школ искусств, руководителей кружков, студий декоративно-прикладного искусства, а также для руководителей фольклорных коллективов.

Проводятся такие тематические мероприятия, как семинары по народной тряпичной кукле и игрушке Центральных, Северных и Южных губерний России, валянию из шерсти, народной вышивке, плетению из природных материалов, узорному ткачеству, а также проблемные семинары по культуре казачества современной Кубани.

Во всех школах искусств края адаптированы и проводятся уроки «кубановедения», на которых детям рассказывается об истории родного края, традиционных обрядах и культуре кубанских казаков.

С 1992 года ежегодно проходит фестиваль детских фольклорных коллективов «Кубанский казачок», состоящий из двух этапов: краевого и всероссийского. Фестивальные мероприятия ежегодно посещают более 10 тысяч зрителей, в них принимают участие коллективы из 40 регионов России.

Более двадцати пяти лет проводится краевой фестиваль фольклора «Золотое яблоко», с 2007 года — конкурс народных обрядов «Живая культура», с 2010 — краевой художественный проект «Яблочный Спас».

Фестивальный центр Кубани — крупнейший в России этнографический музей под открытым небом «Атамань».

Здесь обрели свой дом краевые фестивали – «Легенды Тамани», «Радуга семейных талантов», «Атамань свадебная» и «Голоса традиций», фестиваль духовной культуры, краевой конкурс мастеров декоративно-прикладного искусства и многие другие.

В мероприятиях этнографического комплекса «Атамань» ежегодно принимают участие более 170 тысяч участников.

Детская школа искусств традиционных народных ремесел Кубани пос. Мезмай Апшеронского района — уникальная, единственная в крае, специализирующаяся на обучении детей традиционным кубанским ремеслам.

На базе школы создан архитектурно-этнографический музей Кузнечного дела Кубани. Важнейшей функцией экспозиции является погружение в среду — все оборудование «работает» и посетитель музея может ощутить себя в действующей ремесленной мастерской. Экскурсантам не только демонстрируются традиционные ремесленные производства — кузнечное, колесное, бондарное, а также предоставляется возможность общения с мастерами, наблюдения за их работой, активного включения в динамическую экспозицию (в том числе участие в изготовлении изделия).

Здесь же восемь лет подряд проходит уникальный проект – краевой фестиваль «Кузнечное дело Кубани», где собираются лучшие мастера кузнечного дела не только Кубани, но и многих регионов России: Республик Адыгеи и Крыма, Ханты-Мансийского автономного округа, Волгоградской и Ростовской областей, Красноярского, Приморского и Ставропольского края, городов Москвы и Санкт-Петербурга.

В детской школе искусств ст. Холмской Абинского района обучаются гончарному ремеслу, глиняным игрушкам, керамике, гобелену, лоскутному шитью, аппликации соломкой, росписи по дереву, вышивке, ткачеству, иконописи, изучается история и народно-художественные промыслы Кубани, используется работа с народными мастерами.

Более десяти лет на базе Холмской школы искусств проводится фестиваль-конкурс народных ремесел «Народный умелец».

Уникальным сообществом мастеров народных художественных ремесел Кубани является обособленное структурное подразделение «Районный центр ремесел» Кущевского района. В его составе работают три творческих объединения: народное творческое объединение мастеров декоративно-прикладного искусства и ремесел «Родники души», образцовая детская студия «Возрождение», творческое объединение «Преодоление» (для людей с ограниченными возможностями здоровья).

Однако, несмотря на очевидные достижения в сохранении и развитии традиционной народной культуры Кубани имеется ряд проблем, которые требуют дальнейшего решения.

Наиболее актуальная из них — кадровая. Отмечается резкое снижение числа носителей аутентичных традиций, связанное с естественным уходом из жизни представителей старшего поколения. Многие элементы народных ремесленных и исполнительских традиций, как части традиционной народной культуры, безвозвратно уходят из повседневного быта.

Новое поколение мастеров владеет лишь малой частью ремесленной традиции, в работе ориентируется на так называемые «промышленные» технологии, которые значительно упрощают и ускоряют процесс обработки металла. Некоторые технологии народного искусства практически не используется в работе современных мастеров. При этом происходит утрата качества, индивидуальности и традиционности изготавливаемых изделий.

Многие мастера сегодня пытаются реконструировать этнографические образцы. Но оторванность и в пространстве, и во времени от подлинной народной традиции, отсутствие теоретических знаний и практического опыта работы по освоению традиций ручного ремесла зачастую приводят к нарушениям в воссоздании образцов.

Недостаточна обеспеченность учреждений культуры квалифицированными специалистами в сфере декоративно-прикладного творчества, народных художественных ремесел, фольклора.

В этой связи необходимы дальнейшая разработка региональных образовательных программ, участие мастеров-ремесленников в различных учебных мероприятиях, динамичное развитие форм социального партнерства. Спасибо за внимание!

Иванов О.В.: Спасибо большое.

Я хотел реплику такую сказать. Вы знаете, Основы государственной культурной политики, как это ни странно, оказали очень существенное влияние на работу государственных органов, федеральных, если говорить про Министерство культуры. Некоторое время назад основным, объектом, направлением, были подведомственные организации, федерального уровня театры, учреждения культуры, и это была основная область. Сейчас Министерство культуры рассматривает широко вопрос культуры, и в последнее время переориентируется, в том числе, на то, что раньше входило в ведение муниципальных органов и т.д.

Как я называю, беспрецедентная акция, которая случилась в Год кино. Министерство культуры выступило с инициативой кинофикации, т.е. поддержало установку оборудования в небольших населённых пунктах. Я сам входил в экспертный совет, мы отбирали и, там, где 6–7 тысяч человек жителей, населённые пункты получили новую технику, потому что там нерентабельно строить кинотеатры.

По поводу Краснодарского края: мне кажется, очень важно посмотреть на ваши законодательные вещи, может быть, мы даже специально разместим то, что есть у вас в вашем законодательстве, как пример. Потому что в любом регионе, мне кажется, нужны определённые законодательные нормы на уровне субъекта, которые отражают вопрос, связанный с нематериальным культурным наследием.

Саратовская государственная консерватория им. Собинова, Ярешко Александр Сергеевич, доктор искусствоведения, академик Российской академии естествознания, заведующий кафедрой, вам слово, пожалуйста.

Ярешко А.С.: Олег Валентинович! Мы с удовольствием слушали ваше небольшое, выступление. Вы человек ещё вроде бы новый, но мы тут уже обменялись впечатлениями. Вы в теме, вы прекрасно понимаете наши цели, задачи, и наша задача, честно говоря, и ваша задача — это довести до сведения Правительства, что работа Центров — это сохранение нации, сохранение национальной идентичности, и, может быть, это самое главное, основное.

Я отчитываться не хочу, это огромная деятельность, но вы уже прекрасно знаете, наверное, ситуацию. Вузовские Центры — это, может быть, сейчас наиболее перспективные и стабильные Центры. Почему? Есть ВУЗ, есть педагогический состав, скажем консерватория Саратовская, есть кафедра народного пения и этномузыкологии, есть штат, который посвящает себя этой деятельности. Штатное расписание есть в Московской консерватории, Академии Гнесиных и Санкт-Петербурге. Всё, что у нас делается, можете посмотреть, вот наши фонды, которые требуют переписки и т.д., всё на энтузиазме. Ну, хорошо, предположим, ректор у нас понимает и, хотя лаборанта отобрали, но всё-таки иногда подбрасывают нам грант, чтобы оцифровка велась нашей коллекции. И вот здесь что-то нужно действительно по-настоящему делать, по-настоящему помогать. У нас постоянно действует конференция. Чтения научные, у нас выпускаются сборники, у нас всё делается, но опять повторяю — это наш энтузиазм.

Вот сейчас мы через месяц привезём в Москву, я буду рад встрече с вами, показать пятый сборник нашей конференции. Но опять, так сказать, как здесь суметь поддержать? Я думаю, что кроме наших общих дел, вот скажем если с Центра, если от Министерства наши Министры культуры на местах получат рекомендации, наши ректоры получат рекомендации, то вы знаете, это сыграет свою роль, потому что он чиновник нынешний, он абсолютно реагирует на, так сказать, свыше.

Нам нужна система грантов, вливания. Если я педагогу молодому Консерватории, который получает 10 тысяч, вместо того, чтоб бегать по другим работам, предложу хотя бы, скажем, ещё 5 тысяч в месяц за работу, вы знаете, он будет работать. Эти все детали простые на первый взгляд, но они существенные. Система грантов — лучшая поддержка. А мы уже будем работать. Всё, спасибо.

Иванов О.В.: Спасибо вам большое.

По поводу вот этих 5–10 тысяч. Мы полагаем, что то, что связано с созданием Каталога, это должно делаться руками специалистов на местах. Мы как Центр полагаем, что это важно организовать, а самим участвовать какой-то частью, но основная нагрузка на сбор материала, связанного с традицией, должна быть на региональных кадрах. Но на профессиональных кадрах, т.е. тех, кто это умеет делать профессионально, потому что ведение Каталога, мне кажется, недопустимо, когда этим занимаются люди неподготовленные. Это, во-первых, неэффективное, просто безобразное использование денег, это выбрасывание этих денег, и этот материал оказывается никаким. Мне кажется, что вы, как никто, понимаете, о чём я сейчас говорю. Вы очень заинтересованы в том, чтобы эта сеть профессиональных людей, которые имеют чувство локтя, которые связываются друг с другом и которые ведут системную работу, она должна существовать, она должна быть достаточно хорошо выстроена.

Мы запланируем, обязательно, в деятельности нашего Центра фольклора проведение окружных совещаний, мы хотели бы на местах встречаться. Это сегодня все здесь собрались, спасибо вам, что вы скорее не благодаря, а вопреки здесь оказались. Но мы хотим продолжить такого рода встречи уже выезжая в те или иные Центры, и тоже встречаться, разговаривать предметно, и создавать эту самую сеть профессиональных людей, которые связаны с вопросом сохранения и актуализации нематериального культурного наследия.

Есть такое очень модное слово — мониторинг. Но меня Екатерина Анатольевна очень поддержала с этим словом, потому что нам кажется, что сейчас очень важно во всей России, во всех регионах и во всех территориях провести мониторинг ситуации с нематериальным культурным наследием. Эти вопросы важны для того, чтобы мы смогли заглянуть на 10, на 15 лет вперёд и ответить для себя на очень важные вопросы — а что будет происходить дальше? Будет сокращаться эта зона, до какой степени, на сколько это будет используемо? Такой взгляд в будущее, мне кажется, очень необходим, для того, чтобы мы обсуждали не только проблемы, которые есть сегодня, но и рассматривали ту перспективу, в которой окажется наше общество с пониманием того, что если мы не сможем сохранить наследие, то у нас не останется ничего, что будет фундаментом последующего развития.

Вот слово мониторинг мне очень понравилось, мы будем обязательно включать в программу нашу то, что связано с мониторингом в регионах, и это будут делать не московские люди, а это будете делать вы.

Дорохова Екатерина Анатольевна, заместитель руководителя Центра русского фольклора.

Дорохова Е.А.: Что такое модельные стандарты? Это представление о том, какими должны быть организации, для того, чтобы их работа была эффективной, и они успешно выполняли поставленные перед ними задачи. Ситуацию, сложившуюся в области модельных стандартов, нельзя признать удовлетворительной. В последние годы разрабатывается множество региональных моделей этнокультурных центров — особенно активно эта работа идет в связи с поддержкой традиций российского казачества. Следует, однако, признать, что при очевидном наличии общих компонентов, эти модельные разработки весьма значительно отличаются друг от друга, что затрудняет координацию их деятельности.

Существующие на государственном уровне модельные стандарты для учреждений культурно-досугового типа, во-первых, не учитывают специфику множества ЦТНК, возникших на стихийных началах, работающих вне системы культурно-досуговых организаций и по сути являющихся яркой формой проявления общественной активности в области ТНК, того, что мы называем фольклорным движением. Во-вторых, и это главное, в этих модельных стандартах весьма слабо отражены современные представления о традиционной народной культуре и нематериальном культурном наследии.

Прежнее понимание нацелено исключительно на предъявление результатов деятельности коллективов художественной самодеятельности в сценических формах; оно основано на представлении о культуре как о сфере развлечения; как об определённом наборе услуг, который должен приносить доход бюджету. При таком отношении практически не учитывается чрезвычайное разнообразие культурных традиций народов нашей страны и ее отдельных регионов; наше богатейшее культурное наследие предстаёт в усечённом и часто искажённом виде.

Современное понимание традиционной народной культуры выдвигает на первый план ценность ее аутентичных форм, актуальных для конкретных регионов, повышение их статуса в обществе (особенно у детей и молодёжи), воспитание чувства уважения и любви к своему наследию, к своей малой Родине, повышение уровня и количества знаний о народной культуре, укрепление в обществе традиционных для народов России морально-этических ценностей, отражённых и воплощённых в нашем великом культурном наследии.

Если до сих пор основными критериями успешной деятельности учреждений культурно-досуговой сферы считались прежде всего количество проведённых мероприятий и их посещаемость, то новая культурная политика предполагает разработку системы новых критериев, отражающих конкретные зримые результаты воспитательного, просветительского и морально-этического характера. Скажем, если после создания сети ЦТНК в регионе понизился уровень детской преступности и уменьшилось количество разводов — это весомые результаты.

Повышение эффективности новых государственных культурных стратегий должно быть основано не только и не столько на увеличении финансирования, сколько на укреплении координации всех учреждений и институций, работающих в сфере изучения, сохранения и актуализации традиционной народной культуры: научно-исследовательских, образовательных, которые до сих пор в этой работе учтены мало, конфессиональных, информационных, культурно-досуговых; государственных и общественных; профессиональных и волонтёрских. То есть, на использовании всего существующего в современном обществе человеческого ресурса и вовлечения его в сферу реализации государственной культурной политики.

Таким образом, ключевыми являются даже не формы деятельности (многие из них уже давно определены и все мы их прекрасно знаем), а их конкретное наполнение. Все эти соображения должны, как нам кажется, учитываться при разработке новых модельных стандартов деятельности центров традиционной народной культуры, что сейчас следует считать делом неотложной важности.

Для успешной реализации задач современной культурной политики, должны быть разработаны модельные стандарты двух типов Центров: региональных и поселенческих. При всей очевидной общности сферы их деятельности — конкретные формы работы таких центров имеют свою специфику.

Для региональных ЦТНК ключевым словом является «координация». Они должны не только аккумулировать все этнокультурные активности региона, но и поддерживать постоянные тесные контакты с ведущими научными и образовательными организациями. Именно эти контакты должны обеспечивать прочную научную базу работы центров и успешную кадровую политику. Основные направления деятельности региональных центров уже неоднократно обсуждались на различных общественных и государственных форумах, однако нередко они до сих пор существуют лишь на декларативном уровне. Необходимо наполнить их реальным содержанием. Это:

  1. Изучение региональных традиций народной культуры (экспедиции, образовательные и просветительские программы, семинары и конференции, участие в государственной программе мониторинга состояния традиционной народной культуры, которая, мы все надеемся, состоится; научно-методическая помощь поселенческим ЦТНК);
  2. Сохранение нематериального культурного наследия региона (формирование архивного фонда в соответствии с современными научными стандартами; музей народной культуры; специализированная библиотека научной и краеведческой литературы; ведение Реестра нематериального культурного наследия региона);
  3. Актуализация нематериального культурного наследия: (возрождение системы местных праздников в характерных, свойственных именно данному региону формах; а также других видов фольклорной активности — молодёжных вечёрок, ярмарок и др., этнотуризм. Сюда же относится деятельность фольклорно-этнографических коллективов, мастерских по традиционным ремёслам;
  4. Общественные связи (оперативное отражение деятельности в СМИ; постоянные контакты с указанными выше научными и образовательными организациями). У регионального ЦТНК должен быть свой сайт и связи с различными социальными группами в интернете. На базе таких Центров целесообразно создавать отделения Общероссийской общественной организации «Российский фольклорный союз».

Основная задача поселенческих ЦНТК — сохранение локальных фольклорных традиций.  Исходя из этого, основные формы их деятельности:

  1. Формирование музейной коллекции, относящейся именно к данному селу или кусту деревень;
  2. Работа с детьми, включающая краеведение, составление родословных, интерактивные занятия по истории и культуре местных сёл; запись фольклора от родственников и старожилов села; встречи с мастерами и народными музыкантами;
  3. Участие в традиционных сельских праздниках, поддержка их, обязательное возрождение престольных праздников, для православного населения, конечно.
  4. Поддержка хранителей местных традиций: певцов, плясунов, сказочников, мастеров декоративно-прикладного искусства. Сведения о династиях народных музыкантов и мастеров должны быть включены в музейные коллекции; регулярно передаваться в СМИ для повышения статуса хранителей традиций в обществе;

При поселенческом ЦТНК должна существовать эталонная звуковая подборка музыкального и словесного фольклора данного конкретного села или группы сёл.

В заключение — о финансировании. Понятно, что региональные ЦТНК должны финансироваться из регионального, а поселенческие — из муниципального бюджета. Мы знаем, что эти бюджеты крайне малы и на центры денег не остаётся. И вот здесь действенной должна быть система государственных субсидий. Дополнительные источники финансирования: участие конкретных центров в государственных программах, таких, как программа мониторинга. О кадрах, я надеюсь, будут говорить мои коллеги. Спасибо.

Иванов О.В.: Спасибо большое. Иванов Дмитрий Леонидович, помощник атамана Войскового казачьего общества «Центральное казачье войско» по вопросам культурно-просветительской деятельности, Москва.

Иванов Д.Л.: Уважаемый Олег Валентинович, уважаемые коллеги, прежде всего хочу приветствовать вас от всех участников Всероссийского совещания, от Войскового атамана «Центрального казачьего войска», казачьего генерала Миронова Ивана Кузьмича.

Министерство культуры РФ отвечает за организацию работы постоянной профильной комиссии по содействии развитию казачьей культуры Совета при президенте РФ по делам казачества. Председателем комиссии является Статс-секретарь — Заместитель Министра культуры РФ, член Совета при президенте РФ по делам казачества Александр Владимирович Журавский. В Минкультуры России вопросы казачества относятся к компетенции Департамента государственной поддержки искусства и народного творчества. В состав комиссии входят представители различных заинтересованных ведомств органов исполнительной власти субъектов РФ в сфере культуры, Войсковых казачьих обществ, казачьих творческих организаций, казачьих объединений. В составе комиссии осуществляет деятельность 3 рабочие группы. В соответствии с проведённым мониторингом состояния самобытной казачьей культуры в субъектах РФ, в настоящий момент на территории России осуществляет деятельность 1371 казачий творческий коллектив, 63 культурных казачьих Центра, 174 комнаты казачьего быта и казачьих музеев, 1 казачий театр. В связи с чем требуется целенаправленная, скоординированная деятельность по обеспечению комплексного взаимодействия учреждений культуры с ВКО и общественными объединениями казаков. Следовательно, необходимо наличие специалистов в области казачьей культуры в региональных Домах (Центрах) народного творчества, а также в учреждениях культуры в местах компактного проживания казаков для организации координации работы по сохранению, развитию и популяризации казачьей культуры.

Учитывая вышеизложенное, Комиссия пришла к выводу, что одним из её основных направлений работы в 2016 году была проработка возможности создания точек культурного роста в форме постоянных площадок для обеспечения непрерывной творческой активности Российского казачества. В соответствии с подпунктом 1 пункта 5 Протокола заседания Совета при Президенте РФ по делам казачества от 16 ноября 2016 года за №16, одобрено для практического использования концепция формирования Центров, отделов казачьей культуры и Войсковых культурно-просветительских Центров. В рамках работы постоянной профильной комиссии по содействию и развитию казачьей культуры Совета при Президенте РФ по делам казачества в первом полугодии 2017 года планируется разработка методических рекомендаций по осуществлению направления деятельности Центров на четырёх уровнях: федеральном, региональном, районном и муниципальном.

Данные учреждения, структурные подразделения будут выполнять задачи по организации, координации работы по сохранению, развитию и популяризации казачьей культуры, осуществлять деятельность по утверждённым Комиссией направлениям. И, если говорить о практической деятельности, то в рамках исполнения решения Совета при Президенте РФ по делам казачества по формированию Центров, согласно территории деятельности ВКО «Центральное казачье войско», данный вопрос согласован и внесён в повестку заседаний всех рабочих групп по делам казачества субъектов РФ в ЦФО в первом полугодии 2017 года. Значит, из них 14 субъектов рассмотрят этот вопрос в первом квартале, и 4 субъекта — во втором.

Первым, выполнившим поручение совета по формированию Центров в ЦФО, является Ярославская область. Отдельно хочу отметить, что в данном регионе рабочие места будут созданы без оптимизации, не за счёт существующих. Это говорит о том, какое важное значение отводится Центрам казачьей культуры органами исполнительной власти Ярославской области.

И, уважаемые коллеги, у меня ещё такое пожелание, в рамках работы нашей профильной комиссии в прошлом году были приняты и направлены в регионы уточнения понятийного аппарата в сфере формулировки жанров народно-певческого направления, где учтена международная классификация народно-сценического и фольклорного направления. Пожалуйста, вы с этими документами можете ознакомиться на сайте Министерства культуры РФ, если мы принимаем какие-то решения, всё-таки надо ими пользоваться. Благодарю за внимание.

Иванов О.В.: Спасибо вам большое.

На самом деле — это действительно целый ряд вопросов, которые для казачества разработаны настолько основательно, что их можно использовать и в других направлениях, т.е. те стандарты, которые существуют. Это не значит, что все вопросы решены, потому что с точки зрения системной поддержки, мне кажется, ещё очень многое нужно сделать, и в том числе в Департаменте Министерства культуры к этим вопросам сформировать отношение, которое требуется. Я хочу предоставить слово Кулёвой Софье Робертовне, кандидату искусствоведения, заведующей отделом традиционной народной культуры Вологодского областного научно-методического центра культуры.

Кулёва С.Р.: Я представляю Областной научно-методический центр культуры Вологодской области, который осуществляет методическое руководство муниципальными Центрами традиционной народной культуры, и осуществляет координацию деятельности в сфере ТНК в Вологодской области.

Сначала я хотела бы немного представить опыт нашей области в данной сфере и дальше остановиться на наиболее актуальных проблемах, которые мы видим, и предложить некоторые пути для их решения.

Начало системной работы по сохранению и восстановлению традиционной народной культуры Вологодской области было положено в 80-х годах XX века. В 1989 году был создан первый в России ЦТНК, он был создан в селе Воскресенское Череповецкого района Вологодской области. И далее на протяжении последующих 20-ти лет возникали подобные инициативы в различных муниципальных районах нашей области по созданию специализированных учреждений традиционной народной культуры. В 1991 году была принята комплексная программа возрождения традиций духовной и материальной культуры Вологодской области. В течение 2001–2013 годов действовали преемственно-целевые программы по поддержке деятельности по сохранению традиционной народной культуры. Можно сказать, что общий объём средств областного бюджета, выделенных в рамках этих программ, составил более 63 млн. рублей. В 2004 году был принят региональный закон о государственной политике области в сфере сохранения и восстановления традиционной народной культуры.

Важнейшим результатом многолетней системной работы в этом направлении стало создание в регионе сети из 19-ти специализированных учреждений — это ЦТНК, этнокультурные центры, Центры и Дома народных ремёсел. Основная миссия таких учреждений — это сохранение и восстановление локальных традиций народной культуры.

Можно отметить, что в регионе многое сделано, благодаря грамотному взаимодействию учёных и практиков, безусловной системной поддержке государственных властей и активного включения общественных инициатив.

В настоящее время в Вологодской области изучением и сохранением традиций народной культуры занимаются сотни детей, подростков, молодёжи в различных фольклорных коллективах, студиях, фольклорно-этнографических клубах и прочих общественных объединениях.

Наиболее успешными стали детские ЦТК, которые смогли реализовать в своей деятельности два основных принципа — это комплексные подход к традиционной народной культуре и опора на источниковые материалы по фольклору и этнографии. В таких учреждениях сформированы фонды фольклорно-этнографических материалов, они на протяжении всей своей деятельности ведут экспедиционно-исследовательскую работу.

Изучение местных традиций народной культуры является фундаментом для развития и других направлений работы: это и научно-исследовательская работа, и опытно-экспериментальная, и информационно-методическая современная практическая работа. Ряд Центров смогли охватить и другие дополнительные направления деятельности, такие, как: этнотуристическое направление, занятость населения, социальная реабилитация, духовно-просветительская и другие виды деятельности.

И теперь я хотела бы обозначить ряд проблем, которые мы сейчас считаем наиболее актуальными. В Вологодской области на базе учреждений культуры и образования сформированы фонды фольклорно-этнографических материалов. В связи с этим хотелось бы обозначить проблемы незащищённости от утраты и неправомерного использования фондов фольклорно-этнографических материалов и содержащихся в них объектов нематериального культурного наследия. К сожалению, есть факты утраты объектов нематериального культурного наследия в связи с размещением фондов в деревянных аварийных зданиях и в связи с рядом других причин.

Другая проблема, которую хотелось бы также обозначить — это отсутствие свободного доступа специалистов и заинтересованных лиц к объектам нематериального культурного наследия, и в связи с этим большая часть материалов, зафиксированных в нашей области, начиная с 1981 года и по настоящее время, не обнародована, не введена в культурный и научный оборот, не используется в практических и методических целях. Не менее важной в связи с этим, и актуальной, является также и острая кадровая необходимость учреждениям ТНК в пополнении штата специалистов. На данный момент, к сожалению, специализация, которая действовала на базе ВГУ и готовила специалистов этномузыкологов, которые, непосредственно, работали дальше в ЦТНК Вологодской области, закрыта.

В качестве одного из путей решения обозначенных проблем в настоящее время в нашей области реализуется, разрабатывается проект по созданию электронного каталога объектов нематериального культурного наследия Вологодской области, проект участвует в конкурсе грантов Президента России по культуре и искусству в 2017 году. Предполагается, что в реализации проекта примут участие в том числе и муниципальные ЦТНК, в которых имеются коллекции фольклорно-этнографических материалов.

Но, безусловно, этого недостаточно, поэтому хотелось бы внести в качестве предложения в Резолюцию Совещания следующие предложения, — это разработка Федерального закона о фольклорно-этнографических фондах, и аналогичных региональных законов, разработка содержания услуги по сохранению, восстановлению и популяризации нематериального культурного наследия, и кроме этого хотелось бы рассмотреть также вопрос о наделении полномочиями в сфере сохранения, восстановления и популяризации нематериального культурного наследия на уровне субъектов РФ.

По поводу необходимости мониторинга деятельности, можно это слово обозначить как диагностика, анализ и поиск путей решения проблем, уже выступали, ряд докладчиков, мне бы тоже хотелось обозначить эту проблему, поскольку в связи с отсутствием системного мониторинга деятельности по традиционной народной культуре, мы не можем отследить конкретные результаты такой работы. На самом деле в рамках экспериментальной деятельности ЦТНК проводилась диагностика результатов, такая диагностика местного, скажем так, масштаба, комплексной работы по включению содержаний форм традиционной народной культуры в образовательный социокультурный процесс.

Благодаря этому известны факты, например, подтверждающие воздействие традиционной народной культуры на формирование системы морально-нравственных норм и ценностей у детей, развитие духовно-нравственных качеств у подрастающего поколения, улучшение качества образования и воспитания детей, улучшение социально напряжённой ситуации в населённых пунктах, например, есть факты снижения уровня преступности и правонарушений среди несовершеннолетних в тех населённых пунктах, где реализовывались комплексные программы по традиционной народной культуры. Также есть факты, свидетельствующие об отсутствия случаев употребления наркотических и других опасных для жизни и здоровья веществ среди детей и молодёжи, занимающихся традиционной народной культуры.

Однако, подобные факты являются единичными, хотелось бы, чтобы это было действительно осуществлено системно, профессиональный мониторинг, т.к. подобные факты требуют именно статистического подтверждения данных. Поэтому, ещё одно наше предложение — это проведение профессионального мониторинга деятельности сферы традиционной народной культуры в регионах РФ. У меня всё, спасибо.

Иванов О.В.: Спасибо большое. У меня просьба к вам, по поводу закона: дать предложения по формулировкам. Отдельного закона вряд ли, но норму, которую можно включить в другие законы, давайте подготовим, это очень, мне кажется, важно.

Я одно письмо принёс с собой. Общественная палата РФ пишет В.В. Аристархову, как первому заместителю Министерства кульуры: «В предложениях по доработке Федерального закона о культуре, предусмотрены статьи, в которых перечисляются объекты нематериального культурного наследия, а также предусматривается их государственная охрана. Несмотря на это, остаётся ряд вопросов, которые не затронуты в данных доработках. Следует отметить, что проблема сохранения нематериального культурного наследия уже не первый год беспокоит представителей профессионального экспертного сообщества, а также деятелей культуры и искусства.

19 января нынешнего года в Общественной палате состоялся культурно-просветительский форум «Веков связующая нить», по итогам которого участники высказались в пользу создания специальных законодательных норм по поддержке нематериального культурного наследия. Также 16 декабря 2015 года комиссия Общественной палаты провела круглый стол «О сохранении нематериального культурного наследия народов РФ: практические законодательные аспекты». Экспертами был выработан ряд рекомендаций, в частности о необходимости создания на федеральном уровне экспертного совета по формированию Единого федерального каталога нематериального культурного наследия народов России, создания программы мер по ежегодной поддержке объектов нематериального культурного наследия, а также единого перечня критериев оценки и отбора объектов нематериального культурного наследия.

Комиссия Общественной палаты по развитию общественной дипломатии и поддержки соотечественников за рубежом считает, что необходимо законодательное закрепление норм по поддержке нематериального культурного наследия и традиционной народной культуры, это является одним из важных аспектов как жизни общества, так и продвижения положительного образа нашей страны за рубежом.

В этой связи обращаемся к вам с просьбой: поручить рассмотреть возможность создания законодательных норм по поддержке нематериального культурного наследия. Подпись председателя комиссии».

Я полагаю — это свежее письмо, оно только пришло, и мы должны до 6 марта ответить. Думаю, что ответ будет состоять в том, что мы приступаем к разработке законодательных норм и надеемся, что не потребуется нам чрезмерно большое время для того, чтобы их подготовить, но мы очень рассчитываем на то, что нам помогут люди из регионов, особенно те, кто имел опыт подготовки тех или иных законопроектов. Просто, одно дело хотеть, а другое дело сформулировать таким образом, чтобы эта норма, во-первых, прошла согласование, была принята и оказалась действенной по отношению к регулированию соответствующей области. У нас, к сожалению, в нематериальном культурном наследии даже терминологически в законодательных актах отсутствуют какие-то серьёзные основания, не говоря уже о том, какие нормы необходимы в этом случае. То, что поддержка необходима, это очевидно, но если это просто написать, такими, обычными словами, то такая норма, она окажется бесполезной, и можно не рассчитывать на то, что что-то изменится. Нам нужны реально работающие законодательные нормы в этой области. Очень рассчитываем на то, что люди посвящённые, в том числе в регионах, окажут нам серьёзное содействие своими мыслями, своими предложениями конкретных норм, которые следовало бы включить.

Хочу Варваре Евгеньевне Добровольской слово предоставить, заведующей отделом научных исследований Государственного центра русского фольклора.

Я никому сегодня лестных слов не говорил, но на самом деле хочу поблагодарить своих коллег из Центра, потому что это высокопрофессиональные люди, те, кто действительно болеет за эти вопросы и не просто болеет, а своим трудом вносит профессиональный вклад в то, чтобы эта ситуация развивалась. Хочу такими словами всех моих коллег, с которыми я работаю в Центре, поддержать и похвалить! Пожалуйста.

Добровольская В.Е.: Собственно, когда мы говорим о кадровой стратегии для региональных центров традиционной народной культуры, то обычно говорим о проблемах, с которыми мы сталкиваемся, но не обсуждаем способы их решения. Да и проблема с кадрами у нас сводится к трем основным проблемам: кадров нет, кадры сокращают или они уходят, недостаточное финансирование, низкий уровень зарплаты, не соответствующий объему работы.

Безусловно, все это так, но в тоже время в ряде случаев нельзя не согласиться и с точкой зрения оппонентов: руководители не могут четко сказать, какие проекты они будут осуществлять, под какие проекты им нужны ставки и какой квалификации им нужны люди на эти ставки, как эти проекты связаны с жизнью региона, как они могут на нее повлиять и т.д.

В этом случае вопросы кадровой политики самым тесным образом связаны с задачами регионального центра традиционной культуры, то есть со статусом центра традиционной культуры, разработкой структуры штата сотрудников и требований к сотруднику центра. Если это решить, то возникнет некое идеальное состояние общества.

Но это в идеале, а на практике мы сталкиваемся с тремя проблемами: собственно, подготовкой кадров, отношением властей региона к кадровой политике центров традиционной культуры, т.е. как с точки зрения власти выглядят цели и задачи сотрудников региональных центров, и как сотрудники региональных центров ведут работу по актуализации и ретрансляции традиции.

На настоящий момент ситуация с кадрами, работающими в центрах довольно плачевна. В основном там работают выпускники музыкальных училищ и колледжей культуры, институтов культуры и художественных училищ, преимущественно специализирующиеся в области культмассовой работы. И заметим себе, случайные, может быть, очень увлеченные и работящие, но совершенно не подготовленные люди. Появление специалистов другого направления или иного образовательного ценза возможно, но связано не с системным подбором персонала руководством, а с личными обстоятельствами самого человека. А между тем для решения тех задач, которые стоят перед центрами традиционной культуры, им необходимы специалисты высокого образовательного ценза и самого широкого круга специальностей: этнографы, антропологи, филологи, этномузыкологи, этноорганологи, искусствоведы, специализирующиеся по декоративно-прикладному искусству, этнохореографы, архивисты, библиотекари, педагоги, методисты. Люди преимущественно с высшим специальным образованием, которых готовят как в институтах, подведомственных Министерству культуры, так и в вузах, подчиненных Министерству образования и науки.

Но даже если представить себе ситуацию, что в центре соберется такой состав сотрудников, то проблемы не кончатся, а скорее только начнутся. Потому что власти региона, которые должны финансировать центры, ждут от работников Центра работы, которая вообще-то не является их прямой обязанностью и не учитывает их специализацию: проведение концертов, праздников, юбилейных торжеств, конкурсов и фестивалей, подготовка солистов и  ансамблей к конкурсам и фестивалям, организация выставок и вернисажей, работа с детьми и подростками по обучению художественному и музыкальному творчеству, работа с пенсионерами по обучению художественному и музыкальному творчеству, народный самодеятельный театр. То есть центры традиционной культуры приравниваются к домам народного творчества. А это, как мы знаем, близкие, но разные институции. И сотрудники, хотя и могут иметь одну и ту же специальность, должны иметь разные компетенции и специализации.

Поэтому, говоря о кадрах, мы должны урегулировать проблемы, связанные с взаимодействием   Центра традиционной культуры и власти региона. А также урегулировать конфликт между задачами Центра традиционной культуры и компетенцией их сотрудников, эти задачи решающих.

Если этого не будет сделано, то велика вероятность того, что мы столкнемся с недостаточной компетенции сотрудника, что приведет в свою очередь, к выборочной актуализации и трансляции традиции. Совершенно очевидно, что будет очень избирательно представлена работа этномузыкологов, этнохореографов и специалистов по декоративно-прикладному искусству и совсем не представлена работа этнографов, антропологов и филологов.  Все это приведет к неполному, необъективному и даже извращенному представлению о традиции региона.

Какие решения могут быть у данного сгустка проблем? Прежде всего, это подготовка кадров, которая подразумевает госзаказ на специалистов нужных специальностей для конкретного региона. Кроме этого, необходимо проведение стажировок в исследовательских центрах, курсы повышения квалификации и переподготовка специалистов.

Второе решение — это разработка статуса центра традиционной культуры с разработанным штатом сотрудников, и структурой требований к ним. И вероятно власти должны разработать определенную программу поддержки специалистов, которые идут именно в эту сферу традиционной культуры. Спасибо.

Иванов О.В.: Спасибо большое.

Дранникова Наталья Васильевна — доктор филологических наук, профессор кафедры языков северных стран и международной научной коммуникации института филологии и межкультурной коммуникации САФУ им. Ломоносова. Пожалуйста.

Дранникова Н.В.: Интеграция усилий научных, образовательных и управленческих структур по стабилизации социально-экономической, экологической, социокультурной обстановки в северных регионах России в настоящее время приобретает особую актуальность. Глобализация происходит в странах, где прежде экономика и общество имели ярко выраженные национальные черты. Возникающая в результате этого стандартизация жизни и широкое распространение массовой культуры нивелируют значение местных особенностей, у населения теряется чувство принадлежности к месту, что отрицательно влияет на развитие всех сфер жизни региона.

Большую роль в сохранении и развитии локального самосознания выполняет фольклор, заключающий в себе многовековую коллективную память. Он способствует осознанию ценности и значимости места проживания, как отдельных локальных групп, так и этноса в целом. В 1995 году в Поморском государственном университете (с 2011 года — Северный Арктический федеральный университет) была создана Лаборатория фольклора. В 2006 году Лаборатория фольклора была преобразована в Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера (далее — ЦИТКЕС).  

ЦИТКЕС занимается региональным изучением фольклора и работает над несколькими исследовательскими темами: «Фольклор Европейского Севера: система локальных вариантов», «Локальный текст современного города», «Изучение норвежской и севернорусской фольклорных культур с целью развития межкультурной коммуникации в североевропейском регионе».

Большое значение сотрудниками Центра придается экспедиционной работе. С целью сбора полевого материала были организованы многочисленные научные фольклорно-этнографические экспедиции в различные районы Архангельской области. ЦИТКЕС имеет свой фольклорный архив, который в настоящее время является базовым фольклорным архивом Архангельской области. Архивные материалы, накопившиеся в архиве Центра за три последних десятилетия, подверглись систематизации. Были созданы жанровый и топографический указатели архива, указатели аудиозаписей и компакт-дисков, реестры полевых аудиозаписей.

Публикация фольклорных текстов — одно из основных направлений деятельности ЦИТКЕС: в 1998 году было начато издание серии книг «Фольклор Севера», в которых предполагается издать тексты, находящиеся в его фольклорном архиве, по жанровому и локальному признакам. Первая книга из этой серии имеет одноименное название — «Фольклор Севера». В нее вошли эпические песни (былины и пр.). Издание было предпринято совместное с МГУ. В 2002 году мною была опубликована вторая книга из этой серии — «Архангельские сказки (из материалов Лаборатории фольклора)». В 2008 году выходят сразу же 4 книги. Одна из них «Мифологические рассказы Архангельского края» (Москва: Изд-во ОГИ), вторая — «Чудь в устной культуре Архангельского Севера» (Изд-во «Правда Севера»).

Вторая исследовательская тема, над которой с 2004 года работает ЦИТКЕС, — это «Изучение норвежской и севернорусской фольклорных культур с целью развития межкультурной коммуникации в североевропейском регионе».

Полученные материалы были включены в учебные курсы и программы. Была выпущена серия статей, опубликованных в различных городах России и Норвегии. В Норвегии издана книга Натальи Дранниковой и Роальда Ларсена «По следам чуди. Чудь в исторических источниках, преданиях и сагн из Северной Норвегии и Архангельской области» (Tromsø: Arktisk forlag, 2006).

Начиная с 1993 года Лаборатория фольклора, а затем ЦИТКЕС систематически проводит научные конференции. В 1993–1994 годах в рамках Международного Соловецкого форума были организованы заседания секции «Фольклор и этнография Русского Севера». В 1996 году состоялась конференция «Народная культура Русского Севера. Живая традиция». В 1998 году совместно с Научным Советом по фольклору была организована школа-семинар «Народная культура Русского Севера: Искусство собирания. Экспериментальная текстология. Локальные традиции»; на базе ПГУ состоялись два Российско-финских симпозиума «Народные культуры Русского Севера: Фольклорный энтитет этноса» (2001, 2003 года). В симпозиумах приняли участие ведущие ученые-фольклористы из России и Финляндии. В 2001 и 2003 годах при поддержке Института мировой литературы РАН были проведены VII и VIII Школы молодого фольклориста. В 2004 и 2006 годах была организована работа двух Школ по изучению и собиранию фольклора для работников культуры Архангельской области «Актуализация фольклорных традиций». В 2011–2012 годах состоялись две международные молодежные школы по фольклористике: «Народные культуры Баренцева Евро-Арктического региона: новые методы исследования» и «Арктическая региональность в фольклоре, масс-медиа, политике». В работе Школ приняли участие известные ученые из разных стран: Канады, Норвегии, Чехии, России САФУ, Института мировой литературы РАН (г. Москва), Европейского университета в Санкт-Петербурге, Института русской литературы РАН (г. Петербург) и др.

С 1999 года сотрудники ЦИТКЕС приступили к созданию электронной версии своего архива и к привлечению информационных технологий в процесс преподавания фольклора. Эта работа происходила в нескольких направлениях: создание сайта ЦИТКЕС, мультимедийной базы данных фольклорного архива, разработка Информационно-справочной системы и учебных компакт-дисков и фильмов.

С 2000 года ЦИТКЕС имеет свой сайт на сервере Поморского государственного университета (http://folk.pomorsu.ru/). На нем представлены история ЦИТКЕС, выставлены научные и учебно-методические материалы, топографический указатель архива, сведения о конференциях, информация об экспедициях с картами, на которых обозначен их маршрут, фотоальбом, информация о курсовых и дипломных работах, некоторые выдержки из оцифрованного звукового ряда. С 1999 года перешла на новый уровень хранения фольклорных записей — электронные текстовые и звуковые базы данных в формате mp3. Редкие и ценные аудиоматериалы сохраняются в оригинале. С 2000 года ЦИТКЕС перешел к видеофиксации фольклора и к сохранению видеоматериалов в цифровом формате.

В 2008 году была закончена работа над информационно-справочной системой (ИСС) фольклорного архива Центра. Жанровая классификация, положенная в основу программы, является авторской. Она основывается на современных научных классификациях фольклора, адаптирована к культурной традиции Архангельского региона. ИСС представляет собой фольклорную базу данных и программу «Систематизатор», или «Каталог», посредством которой происходит внесение данных в базу и последующая работа с ними. Документы хранятся в виде текстовых, аудио- и видеофайлов. ИСС ориентирована на работу как в локальной, так и в глобальной сети. Программа имеет оболочку для поиска в базе данных, доступную через Интернет.

В настоящее время ИСС находится в стадии заполнения. Она облегчает дальнейшее издание фольклорных материалов, так как благодаря поисковой программе тексты распределены по жанрам, районам и другим признакам, которые исследователь и каталогизатор посчитают существенными для полного описания материалов. Кроме того, появилась возможность издания вместе с книгой компакт-диска. В 2006 г. по итогам экспедиций в Пинежский район Архангельской области были изданы компакт-диски «Электронный атлас традиционной пинежской культуры» и «Свадебные и игровые песни Пинежья». Были созданы компакт-диски, которые используются нами во время преподавания учебного курса «Русский фольклор».

В 2008 году Центр работал над проектом Гранта Президента РФ «Создание мультимедийного архива традиционной культуры Русского Поморья», целью которого являлась репрезентация этнокультурных традиций Архангельского Поморья, распространение накопленных знаний и их интеграция в общеобразовательный, культурно- просветительный, научный процессы.

В результате был создан открытый WEB-ресурс «Мультимедийный архив традиционной культуры Русского Поморья» с открытым доступом, расположенный на сервере Поморского государственного университета им. М.В. Ломоносова, имеющий адрес в сети Интернет http://folk.pomorsu.ru/catalog.

На базе ЦИТКЕС открыта магистерская программа «Фольклор, литература и культура Европейского Севера». Программа посвящена изучению традиционной и массовой культуры и литературы Европейского Севера, что способствует интеграции образовательной и научной деятельности. Программа носит междисциплинарный характер, что позволяет расширить спектр профессиональных компетенций и повысить конкурентоспособность и востребованность выпускников на рынке труда. В ее реализации принимают участие преподаватели из Университета Турку (Финляндия), Университета Марии Кюри-Склодовской (Польша). Практики организованы в форме полевых фольклорных исследований и экспедиций в различные регионы Архангельского Севера.

Проблемы:

Первая и основная проблема состоит в разрушении механизмов трансляции традиционного культурного опыта на уровне Архангельской области. Я вынуждена обратиться к деятельности Министерства культуры Архангельской области в последнее десятилетие. Главная причина этого разрушения — разделение науки и практики в сфере фольклора. Был закрыт Областной научный методический центр культуры, занимавшийся практиками-фольклористами. Не имея необходимого образования и уровня знаний, руководители фольклорных коллективов перестраивают аутентичные коллективы под свои установки. Ученые были отстранены от практики. Соответственно репертуар фольклорных коллективов подвергался искажению или редукции, ряд фольклорных коллективов работает с неаутентичными материалами. На уровне области нет программы сохранения традиционной культуры, это направление полностью отсутствует в деятельности Министерства культуры Архангельской области — фольклорные коллективы работают сами по себе, нет структуры, которая бы занималась этой деятельностью, вновь созданный Дом народного творчества занимается организацией всевозможных праздников. Нет единой электронной базы с репертуарами фольклорных коллективов города. В 2006–2009 годах в регионе действовала социально-экономическая целевая программа Архангельской области «Культура Русского Севера 2006–2009 гг.». В рамках этой программы Областной научный методический центр, подведомственный Комитету по делам культуры, делал попытку разработать электронный каталог традиционной культуры Архангельской области, занимался оцифровкой репертуара фольклорных коллективов, но сейчас этих материалов нет. Не понятно, где находятся все электронные и методические наработки, сделанные в рамках этой программы и еще ранее Областным научно-методическим центром. Проблема работы с фольклором Архангельской области сейчас стоит остро как никогда. Традиционный фольклор в репертуаре фольклорных коллективов искажается.

Инверсия этих проблем дает две важнейшие цели для деятельности: 1) объединение практики с наукой; 2) восстановление механизмов преемственности, а здесь вступают в дело наработанные научные фонды, которые необходимо разыскать. Но у нас нет даже сводного каталога репертуара фольклорных коллектив г. Архангельска, не говоря уже об единой электронной базе. Все эти проблемы требуют глубочайшей проработки и их немедленного решения; 3) необходимо срочное создание областной программы сохранения и изучения фольклора.

Иванов О.В.: Спасибо большое.

Ольгу Алексеевну Пашину прошу выступить, доктора искусствоведения, учёного секретаря Государственного института искусствознания.

О.А. Пашина: Спасибо большое. Я не буду пользоваться своей презентацией, так как не хочется повторять то, что сегодня уже было сказано. Уважаемые коллеги, прошу обратить ваше внимание на какие-то отдельные моменты и вернуться к самому первому докладу Дмитрия Морозова. Когда он выстраивал Центры традиционной культуры, то у него в одном ряду оказались научно-исследовательские центры и центры традиционной культуры, направленные на практическую деятельность. Мне кажется, что это разные центры с разными задачами и разными полномочиями. Поэтому их четко надо разделить. И я хотела как раз говорить о взаимоотношении этих двух видов центров: научно-исследовательских центров и центров, занимающихся практической деятельностью, связанной с традиционной культурой и актуализацией нематериального культурного наследия. И согласно с тем, что сейчас говорила Варвара, самая главная проблема, действительно, для вторых центров, которые занимаются практической деятельностью — это отсутствие квалифицированных кадров. Ведь традиционная культура — очень тонкая материя, с которой надо обращаться очень бережно… И, когда отсутствует квалификация у сотрудников, то, к сожалению, иногда получаются не те результаты, на которые мы рассчитываем. Поэтому научно-исследовательские центры должны осуществлять кураторство этих практических. И именно наука здесь должна идти к практикам. А не наоборот, как сказала Варвара, чтобы стажировка была в научно-исследовательских центрах. Мне кажется, что ученые должны стать открытыми этой работе. Работе по повышению квалификации работников практических центров традиционной культуры. Ученые могут предложить огромное количество методик и форм работы для этих центров. Об этом можно много разговаривать: о том, как уже многие занимаются реконструкцией каких-либо обрядов… Тут я хочу сослаться на опыт Галины Яковлевна Сысоевой, которая приехала в Оськино, и, при помощи народных исполнителей традиций, реконструировала обряд «вождения русалки». И тем самым, дала толчок в этом селе, и теперь, уже без ее участия, без ее ведома, этот обряд ежегодно воспроизводится и стал брендом этого села. Таких примеров можно привести очень много, мне кажется, что даже в практической работе ученые могли бы помочь.

Еще я очень поддерживаю разработку федерального закона о поддержке и охране нематериального культурного наследия. Состоялась межпарламентская ассамблея республик Северного Кавказа, где тоже было принято такое решение обратиться с просьбой разработать данный закон. И надо сказать, что законодательные органы власти отнеслись к этому достаточно серьезно.

В прошлом году был Шестой межпарламентский форум во Владимире, где была специальная секция, посвященная нематериальному культурному наследию. И в резолюции как раз было записана разработка такого закона. И создана при Совете Федерации рабочая группа по нематериальному культурному наследию, где все это обсуждается. Поэтому если мы приложим к этому еще какие-то усилия, то может подвинуть этот процесс, хотя понятно, что законотворческий процесс очень длительный, но мы можем как-то подтолкнуть. И этот закон может быть принят гораздо быстрее, чем общий закон о культуре и культурной деятельности. Потому что большие и всеохватывающие законы проходят гораздо тяжелее, чем более частные.

Иванов О.В.: Действительно, ученые и те, кто занимается актуализацией — это разные люди. С другой стороны, единство, общность, которая включает и тех, и других — это единственное, что имеет значение чтобы сохранить для актуализации. Был момент, когда по отношению к Центру русского фольклора, рассматривались разные варианты, и кто-то говорил: «Давайте мы ученых отправим в Институт наследия, а в Дома народного творчества отправим «песенников и басенников». И, я считаю, что очень мудрое решение Министра и заместителя Министра заключалось в том, что было сохранено единство. Одно без другого перестает существовать. И тот цикл, о котором рассказывал Дмитрий в своей презентации, эти три ступени: выявление, сохранение и актуализация выступают как единое целое, потому что одно подкрепляет другое.

Еще есть один очень важный аспект. Я, к сожалению, сегодня не вижу среди участников Андрея Савича Борисова, который хотел принять участие в нашем совещании. Он более 20-ти лет был Министром культуры и духовного развития Республики Саха-Якутия. А сейчас возглавляет театр «Олонхо». И является советников Главы Республики. Он хотел рассказать о своем отношении к вопросу о связи сохранения традиции, нематериального культурного наследия и профессиональной деятельности, о том, что касается деятельности театра, так как программа построена на аутентичных вещах, связанных с нематериальным культурным наследием. Я думаю, что попрошу его написать некий материал, тезисы, и мы приобщим их к нашей конференции, потому что это еще один важный аспект, который связан тесно с вопросами, которые мы сегодня обсуждаем.

Морозов Д.В.: Киселева Елена Владиславовна, ведущий методист по фольклору в отделе народного творчества Ленинградского областного Дома народного творчества, заведующая региональным отделением общественной организации Российский фольклорный союз.

Киселёва Е.В.: Ленинградская область является межнациональным регионом, где наряду с русскими проживают пять финно-угорских народов: вепсы, водь, ижоры, ингерманландские финны, тихвинские карелы. Три из этих народов Постановлением Правительства РФ включены в перечень коренных малочисленных народов.

Я представляю Ленинградский областной Дом народного творчества. Являюсь ведущим методистом по фольклору отдела народного творчества. Отдела народной традиционной культуры в нашем учреждении нет, специалисты по фольклору имеют две ставки и работают обособленно от специалистов по декоративно-прикладному искусству. С 2015 года в структуре Дома народного творчества появилось отдельное структурное подразделение — Вепсский центр фольклора, директор Центра Ковальская Н.М. сегодня здесь. Это поселенческий Центр, который занимается актуализацией вепсской традиционной культуры в Подпорожском районе Ленинградской области. По статистическим данным Комитета по культуре Ленинградской области за последние пять лет на территории региона действуют порядка 80-ти фольклорных коллективов, общее число которых составляет 1180 человек. Это 3% от общего числа коллективов самодеятельного народного творчества. Данная статистика не является корректной, т.к. здесь мы видим разнесение фольклорных коллективов и студий декоративно-прикладного искусства (9% от общего количества оъединений). Вычленить какие студии занимаются традиционными ремеслами, а какие развивают художественные направления, тут уже сложно. Хочу сформулировать основную проблему, которая всем понятна и ясна — это отсутствие четкого разграничения на законодательном и административном уровнях сфер нематериального культурного наследия и народного самодеятельного художественного творчества. А вместе с тем недостаточный объем необходимых компетенций в работе районных учреждений культуры и так же, курирующего их, Областного дома народного творчества. Для содействия решению этой проблемы на территории Ленинградской области было открыто региональное отделение Российского фольклорного союза и в 2015 году Министерством юстиции РФ по Ленинградской области зарегистрирована некоммерческая организация. На базе организации сформировался региональный Центр народной традиционной культуры «Петербургская губерния». На сегодняшний день это повлекло за собой ряд позитивных изменений. Во-первых, сформировалась команда квалифицированных специалистов в области этнографии, фольклористики, этномузыкологии и декоративно-прикладного искусства. Основу команды составляют выпускники Кафедры этномузыкологии Санкт-Петербургской государственной консерватории. Так же в ее числе есть представители Российского этнографического музея, Государственного Эрмитажа, отдельные частные мастерские, которые привлечены к общественной деятельности. В течение двух лет работы организации были получены региональные гранты губернатора Ленинградской области общим объемом 3 млн. руб. Один из проектов в 2016 году был включен в число лучших практик северо-западного Федерального округа по сохранению культур, обычаев и традиций народов, проживающих на территории Ленинградской области. Свод лучших практик был подведен согласно исполнению перечня поручений Президента РФ от 27 февраля 2016 года № Пр-371, п. 2. Во-вторых, то, что стало возможным привлекать методическую поддержку ведущих учреждений в области традиционной народной культуры — это колоссальный плюс.

Спасибо большое Галине Владимировне Лобковой, Санкт-Петербургской консерватории, которая всегда нас поддерживает. Кроме того это: Российский институт истории искусств, Институт русской литературы (Пушкинский Дом), Российский этнографический музей, Кунсткамера, Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусств, где представлена большая коллекция музыкальных инструментов разных народов мира. Сотрудничество с Областным Домом народного творчества дает возможность привлекать региональный фонд звукозаписей, который составляется с 70-х годов, и на сегодняшний день насчитывает около 5000 ед. звукозаписи. Наша команда его пополняет, систематизирует, выходят публикации.

Я хочу передать диски, которые выпущены в 2016 году: Фольклорно-этнографический ансамбль ингерманландских финнов «Рёнтюшки» деревни Рапполово Всеволожского района Ленинградской области. Анатолий Михайлович Мехнецов в 80-е годы этот коллектив поддерживал.

Также хочется отметить, возможность выхода в работе на межведомственную поддержку, когда не только комитет по культуре рассматривает вопросы, связанные с народной традиционной культурой, но и привлекаются другие комитеты: по межнациональным и межконфессиональным отношениям, комитет образования, молодежной политики, комитет по печати и связи с общественностью. В нашем регионе он особенно эффективно работает.

И здесь хочется говорить о взаимодействии со средствами массовой информации, которое для нас оказалось достаточно результативным. Это: Информационное агентство России ТАСС; Федеральное агентство «РЕГНУМ», а также региональные телевизионные каналы «Санкт-Петербург» (буквально на днях был подписан договор о трансляции в 2017 году документального фильма, который был недавно нами исполнен в рамках проекта «Покровские смотрины») и Ленинградское областное телевидение.

Предложения:

  1. Взаимодействие с органами государственной власти в формировании межведомственной региональной программы. У нас, к сожалению, такой нет. Мы работаем по программе, где традиционная культура теряется в общей массе.
  2. Оказание экспертного содействия органам исполнительной власти при подготовке технических заданий государственных контрактов, контроль качества исполнения. В этом направлении тоже есть уже некоторые результаты.
  3. Методическая поддержка и координация работы муниципальных учреждений культуры, образования, молодежной политики, общественных национально-культурных и религиозных объединений. Это в целом все, и если позволите одну минуту…

Буквально на днях к нам обратился Фонд сохранения культурного наследия им. Миклухо-Маклая. Этот фонд работает в Санкт-Петербурге. И при поддержке Федерального агентства по делам национальностей России и Российского географического общества фонд проводит кругосветную экспедицию, которая направлена на популяризацию географии, этнографии и традиционной культуры народов России. Они предлагают посещение 15 городов на территории России, съемку документальных фильмов для дальнейшей трансляции на телевидении. Я хотела бы назвать города и кому интересно откликнуться на этот проект можем потом пообщаться. Санкт-Петербург, Акуловка, Сергиев-Посад, Ярославль, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Свияжск, Новосибирск, Томск, Красноярск, Иркутск, Улан-Уде, Чита.

Морозов Д.В.: Елена, спасибо большое! Обязательно учтем ваш доклад, потому что он очень хорош. А сейчас хотел бы пригласить Занину Елену Юрьевну, директора Астраханского областного научно-методического центра народной культуры.

Уважаемые коллеги! Многие хотят ещё высказаться, поэтому, пожалуйста, давайте сокращать время доклада. Ещё хотелось бы какое-то обсуждение в конце.

Занина Е.Ю.: Добрый день, уважаемые коллеги. На сегодняшний день не подвергается, конечно, сомнению актуальность, сохранение и развитие этнокультурных традиций всех российских регионов, необходимых для укрепления связи прошлого с настоящим и будущим. Традиционная культура Астраханской области является частью историко-культурного пространства России и уникален территориальный статус региона открытых этнических миграций определяет специфику сложившегося веками уникального многонационального нематериального культурного наследия.

В нашем регионе проживает более 1 млн. человек, но представлено около 140 национальностей и этнических групп. Таким образом, мы рассматриваем развитие традиционной культуры именно с учетом многонациональности области. В астраханской области немного людей, занимающихся развитием традиционной культуры, и системная работа в этом направлении ведется в основном специалистами отдела традиционной народной культуры Астраханского областного научно-методического центра. В числе людей, занимающихся этими вопросами, один доктор и два кандидата искусствоведения. Отдел осуществляет свою деятельность в следующих направлениях: организация фольклорно-этнографических экспедиций; систематизация и хранение фондов нематериального культурного наследия народов Астраханской области; создание и пополнение электронного фонда нематериального культурного наследия, т.е. архива объектов нематериального культурного наследия;          обеспечение многоуровневого фонда цифрового хранилища.

Наибольшую ценность представляют комплексные фольклорно-этнографические экспедиции. На слайде вы видите кадры, запечатленные специалистами нашего центра, которые выезжают в села Астраханской области. С 2004 года ведется районированная работа по обследованию области. Между нами и Муниципальными учреждениями заключаются договора, которыми осуществляется поддержка при сборе материала нематериального культурного наследия этнических групп. Таким образом, из 12-ти районов Астраханской области 6 районов уже обследованы. Зафиксированы этнокультурные традиции русских, татар, казахов, туркмен и калмыков. По итогам фольклорно-этнографических экспедиций издаются сборники. Ориентируясь на людей радеющих за сохранность традиций исконно сельской культуры более 20-ти лет назад Центр традиционной культуры объявил конкурс «Традиций живая нить». Ср временем конкурс не только не утратил сою значимость, но и приобрёл новые рамки и возможности, объединив научные содружества этнографов, историков, музыковедов Астраханской области сотрудниками нашего центра и жителями Астраханского региона. Активно включаемся в собирательскую деятельность и включаем широкий круг интеллигенции. Это краеведы, учителя, библиотекари, музейные работники, фотокорреспонденты и журналисты районных средств массовой информации.

В 2014 году Центр создал Электронный архив объектов нематериального культурного наследия. В системе архива разработана интерактивная карта Астраханской области с предлагающимися справками о истории районов и маркировкой этносов, проживающих на территории области с приложением историко-этнографической аннотации. Одним из главных критериев, представляющих объекты — является аутентичность, отражение локальной специфики бытования на территории региона. В настоящее время нами описано более 200 объектов. Вопросы развития нематериального культурного наследия нашей области, поиск форм и методов сохранения традиционной культуры являются основными на ежегодных научно-практических конференциях. В рамках конференций происходит взаимодействие сотрудников нашего Центра и научных сообществ. Анализируя ситуацию в районе, мы видим, что с одной стороны очень много людей желают возродить традиции, но в то же время, у нас из общего числа культурно-досуговых мероприятий, а их почти 2 000, насчитывается всего 54 фольклорных коллектива, в которых участников всего 700 человек. Это всего лишь 3%. При этом, мы понимаем, что, те фольклорные коллективы, которые при статистической отчетности именуют себя именно так, не отвечают требованиям фольклорных коллективов. Это отражается и в тенденции сценического костюма, и репертуара. При этом люди стремятся развивать традицию. Большая часть таких коллективов работает в этнокультурных организациях. Это центры казачьей, казахской, ногайсткой, татарской культур.

В настоящее время у нас действует программа сохранения традиционной культуры Астраханской области, в рамках которой выделяется финансирование на фольклорно-собирательскую деятельность, на поддержку фольклорных коллективов материально-техническое обеспечение процессов, направленных на развитие нематериального культурного наследия народов. На создание и выполнение реестра Электронного архива. В среднем в год 150-200 тыс. руб. Благодаря этому мы приобрели ряд компьютерных программ для работы с объектами нематериального культурного наследия.

Буквально несколько лет назад мы начали возрождать праздничную культуру нашего региона. С 2012 года успешно действует проект «Русские вечерки». Мы проводим казачьи мероприятия, такие как «Казачья традиция», региональный фестиваль «Казачье Поволжье» и наши традиционные праздники калмыцкий «Циганцарт», татарский «Сабонтуй». На фотографиях представлены моменты мероприятий.

Системно ведется работа по популяризации традиционных промыслов, ремесел и декоративно-прикладного искусства. Для координации этой работы в нашем Центре создан «Дом ремесел». Одним из традиционных ремесел, распространенных у русских, казахов, калмыков, украинцев, популярных и в наши дни остается плетение из рогозы. Ярким примером декоративно-прикладного творчества казахов является «Алаша». Идет работа, направленная на возрождение гончарства. Изготавливая образцы декоративно-прикладного творчества и ремесел, наши мастера используют местное доступное сырье: глину, дерево, шерсть. В Доме ремесел, созданном именно как отдел нашего центра, благодаря государственной поддержке (со стороны наших властей на создание такого Дома было в 2013 году выделено более 3 млн. руб.) сейчас планируется открыть второе помещение, которое в данный момент находится на ремонте. Те условия, которые сейчас созданы, позволяют воспитывать наших посетителей, это и дети, и взрослые, на лучших традиционных ценностях. Каждый желающий может коснуться традиции о окунуться в русский быт. В действующих мастерский традиционным ремеслам обучаются и старшие и младшие возрастные группы. В актовом зале Дома ремесел организуются тематические выставки, работает школа маленьких мастеров, где мы детей с возраста 4-х лет обучаем народным традициям, прививаем основы фольклора, предлагаем ознакомиться с народными играми, в общем ведем работу, направленную на развитие традиций, имеющихся у нас в регионе.

В 2017 году мы планируем ввести одну из форм приобщения у русской традиционной культуре. У нас есть специализированный транспорт — автоклуб. Решили использовать его возможности, так как он хорошо оснащен технически. Это и экран, и видеопроекционное оборудование, 10 радиомикрофонов, звуко-осветительная аппаратура. Мы планируем выезды в села Муниципальных образований и хотим ввести новый проект, как «Фолк дискотека». Через которую мы будем знакомить молодежь с фольклорными традициями, в то же время создавая для них некую форму досуга с внедрением в их сознание фольклорных традиций.

В феврале 2017 года мы презентовали еще одну структуру нашего Центра. Это Центр русской культуры, целью которого является сохранение и популяризация русской культуры. Надо отметить, что у нас существует около 40 национальных этнокультурных организаций разных национальностей, но именно общественной организации русской направленности в Астраханской области нет. Это первая попытка, которая надеюсь принесет успех, и именно русская культура будет продвигаться в массы и изучение русской культуры станет более комплексным и системным. В Центр русской культуры уже вошли некоторые фольклорные коллективы, это ансамбль традиционной песни Астраханских казаков, фольклорные ансамбли «Астраханская песня», «Родничок», «Лада», ансамбль гармонистов «Русский строй». Участники этих коллективов, в основном, учащиеся Астраханского колледжа, консерватории, люди, которые знают Астраханские традиции не понаслышке, неоднократно выезжали с экспедициями, и работают на материале Астраханской области.

Говоря о планах на 2017 год, мы хотим провести инвентаризацию фольклорных коллективов региона, с целью выявления аутентичных коллективов, отражающих традицию. Планируем продолжить фольклорно-этнографические экспедиции, пополнять региональный электронный архив, организовывать научно-практические конференции и издавать этнографические сборники.

Если говорить о тех проблемах с которыми мы сталкиваемся, то я, наверное, ничего нового ни для кого не открою, потому что все они уже сегодня прозвучали. Это нехватка квалифицированных кадров, уход из жизни носителей традиции. Все это актуально и для нас. К тому же, мы сейчас сталкиваемся с тем, что если 30 лет назад наши специалисты могли записать исполнителей в возрасте 60-70 лет, и мы считали, что это традиционная песня, то сейчас мы получаем вторичный вариант. Так как сейчас от исполнителей 60-70 лет песня звучит уже не так, как на записи у нас в архиве. Мы прекрасно понимаем, что годы современности уже сделали свое дело, и сегодня рассуждать традиция это или нет, уже сложно. Есть моменты, над которыми нужно задуматься и в чем-то даже поспорить, решить, как дальше в этом направлении двигаться. Так же нам необходимы единые нормативы для всей России, на которые мы могли бы опираться. Потому что не у всех людей, занимающихся традиционной культурой есть правильное е понимание и как вести работу. Для этого проводим различные семинары, мастер-классы, но этого недостаточно. Нужны нормативные акты, Муниципальные органы должны понимать, что эта работа довольно серьезная, и, если ей не заниматься, о мы многое можем потерять, а именно наши российские традиции.

В завершении хочется отметить, что темы, которые поднимаются на данном совещании, и то, что пригласили нас со всех регионов, это все актуально. И только объединившись, мы сможем достигнуть хороших результатов в нашей работе. Огромное спасибо Центру фольклора за то, что мы сегодня здесь и имеем возможность об этом рассуждать и говорить. Спасибо.

Иванов О.В.: И вам спасибо. Галина Владимировна Лобкова, кандидат искусствоведения, профессор, заведующая кафедрой этномузыкологии Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Римского-Корсакова. Пожалуйста.

Лобкова Г.В.: Хочу начать со слов благодарности к организаторам этого мероприятия, поскольку для нас эта встреча очень важна. Важно обсудить острые проблемы, которых у каждого очень много.

Я хочу обозначить ряд проблем, которые стоят перед научно-образовательными центрами, которые занимаются внедрением в образовательную среду материалов по традиционной культуре. Мы сегодня столкнулись с проблемой, которая касается не только научно-образовательных учреждений, но и всех центров. Это проблема профессиональной стандартизации в области традиционной народной культуры. То есть, мы все говорим том, что кадров не хватает, или кадры несоответствующего качества, или кадры не справляются с поставленными задачами. А, собственно, какие кадры должна работать в таких центрах? В классификаторе, который существует до сих пор есть только 2 должности: если это не научный сотрудник, то специалист по фольклору, и хранитель. В настоящее время еще можно использовать эти должности. Но проходит время, и все переходят на новые профессиональные стандарты. В рамках профессиональных стандартов в области культуры и искусства стандартов, реализующих данное направление, не существует. И первый вопрос который возникает, это объект профессиональной деятельности. Здесь мы сталкиваемся с терминологическим казусом. Я специально подчёркиваю остроту проблемы.

В 1989 году в рекомендациях по сохранению фольклора возник вопрос традиционная культура и фольклор. Есть известная вам формулировка, где фольклор приравнивается к традиционной культуре или народной культуре. Именно так и понимается на международном уровне и в сферах фольклора. В настоящее время используется понятие, как считается теми, кто ввел это понятие, синонимичное или производное от фольклора именно традиционная культура.

В презентации вы видите цитату из ЮНЕСКО. Как раскрывается суть этого понятия, в какие категории входит это понятие. Устные традиции и формы выражения, включая язык, исполнительское искусство, обычаи, обряды, празднества, знания и обычаи, относящиеся к природе вселенной, знания и навыки, связанные с традиционными ремеслами. Если мы сопоставим эти понятия с теми, что указаны в Основах государственной политики (документ 2015 года, принятый в РФ), то мы увидим некоторые совпадения. Языки и диалекты совпали, обычаи и верования, фольклор, традиционные уклады жизни и представления о мире совпадают. То, что черным — совпадение, то, что красным — несовпадение, то, что синим — частичное совпадение. И мы видим, что в состав нематериального культурного наследия входят также русская литература, литература народов России, музыкальное и кинематографическое наследие, созданная в стране уникальная система подготовки творческих кадров. Естественно размывается тот объект, которым мы хотели бы заниматься специально и специализированно, когда речь идет об охране нематериального культурного наследия. Соответственно я считаю, что применение термина традиционная народная культура для Российской системы образования и культурной политики актуально и необходимо применять это понятие, поскольку в другом случае мы сталкиваемся с понятием расширения сферы, которая охватывает все формы культурной деятельности.

Дальше следующие документы. Я хочу, чтобы вы их увидели, сопоставили виды деятельности. Это обобщенные трудовые функции. И мы видим то, что было предложено ЮНЕСКО в том же документе «Конвенция об охране нематериального культурного наследия»: идентификация, документирование, исследование, сохранение, защита, популяризация, повышение роли наследия, его передача. Здесь очень важна передача с точки зрения формального и неформального образования. И возрождение различных аспектов такого наследия. Слева мы видим список, который существует в документе «Базовые отраслевые перечни Государственных муниципальных услуг и работ 2015 года». И мы видим снова значительное усечение тех форм деятельности, которые предполагаются в сфере охраны нематериального культурного наследия и более поверхностная их трактовка. Например, вместо идентификации и документирования — выявление, ни к чему не обязывающее. Соответственно, если речь идет о создании архивов и их хранении, то понятие выявление и изучение не покрывает эту сферу деятельности.

Следующий слайд — это моя попытка сформулировать какие же профессиональные компетенции должны быть заложены в образовательных стандартах сегодня, для того, чтобы специалисты могли выполнять эти формы работы, предложенные в разных документах. И, честно говоря, мне пришлось очень длительно общаться с разработчиками государственного стандарта в области музыковедения и музыкально-прикладного искусства, где сейчас выделен профиль этномузыкология. До недавнего времени этномузыкология была выделена как отдельная специальность, буквально в прошлом году мы выпустили последних специалистов с 5-ти летним образованием и сейчас перешли полностью на бакалавриат. Магистратура в Консерватории не открыта в силу технических причин. И получается таким образом, что, в стандарте, который ныне существует (с 01 августа 2017 года), есть компетенции, способность проводить документацию, идентифицирование, исследование, защиту, воссоздание, передачу, развитие, популяризацию объектов нематериального культурного наследия народов Российской Федерации. Эту деятельность могут вести выпускники по специальности музыкознание и музыкально-прикладное искусство, профиль «этномузыкология». Но это будет продолжаться недолго. К сожалению, этот стандарт снова прекращает свое действие. Сейчас уже существует проект нового стандарта, где профессиональной компетенции просто нет. Профессиональная компетенция по новым правилам и требованиям Министерства образования вырабатывается на основе профессиональных стандартов, которых нет. Образовательная организация имеет право самостоятельно формулировать профессиональные стандарты. Но не всякая такая организация возьмет на себя смелость самостоятельно формулировать те профессиональные компетенции, которые не имеют запроса. Дальше мы должны обращаться к работодателям с тем, чтобы они обращались в Консерваторию со специальным заказом на подготовку специалистов. И я сейчас не буду озвучивать какие формы работы должны осуществлять выпускники ВУЗа или СУЗа для того, чтобы работать в сфере народной культуры профессионально.

Далее хочу остановиться на том, что Анатолий Михайлович Мехнецов, который разработал программу этномузыкологии, настаивал на том, что выпускник — специалист должен иметь универсальное образование. Сегодня время, когда специалист должен уметь работать и как исследователь, и как практик, и как педагог-практик. Все эти 3 квалификации мы сейчас даем. Но это будет продолжаться, скорее всего, к сожалению, до конца этого года, поскольку квалификации тоже будут сняты из перечня специальностей. Хотя Министерство культуры долгое время доказывало, что квалификация необходима в таком виде, в котором сейчас она сформулирована.

Следующая картинка — это схема, которую в своё время составил Анатолий Михайлович Мехнецов. Центр традиционной русской культуры, он же Центр фольклора, он же Фольклорно-этнографический центр. Предполагалось, что эти Центры будут образовывать сеть организаций, и сегодня это прозвучало неоднократно. Единственное, что беспокоит, это то, что абсолютизируются две парадигмы — региональный центр и поселенческий центр. А ситуация получается такова, что научные центры, которые сейчас располагают архивами, проводят работу по подготовке кадров не попадают в сеть.

Морозов Д.В.: Галина Владимировна, как раз хорошо, что и Вы, и Ольга Алексеевна заострили внимание на этом моменте. То, что мы сейчас разрабатываем, это как раз процесс разработки. И опять же мы говорим пока не об каком-либо институте, уже существующем, а просто об активностях, которые существуют. Тут не в обиду, что мы что-то разработали… Как раз мы модель предлагаем. И взаимным, я думаю, диалогом придем к какой-то оптимальной форме.

Лобкова Г.В.: Я хочу, чтобы нас увидели и включили в эту систему, как один из важных узлов. Поскольку на базе существующих уже центров образовательных можно вести и подготовку, и переподготовку кадров, и курсы повышения квалификации. На это есть лицензии во всех образовательных организациях. И, соответственно, здесь 3 направления деятельности, и я поддерживаю тот факт, что должны существовать и универсальные центры, в которых научно-исследовательское направление соединяется с художественно-творческим и учебно-методическим.

Далее следующий слайд можно пропустить и меры, которые я предлагаю включить в решение сегодняшнего совещания. Это принятие целевой программы по охране нематериального культурного наследия, где должны быть подразделы экспедиции, электронный каталог, подготовка, повышение квалификации специалистов, издания и другие. Чтобы можно было найти место в этой программе для любой формы деятельности. Целевая поддержка имеющихся научных центров, обеспечение сохранности и введение в процесс образования материалов фольклорно-экспедиционных фондов, как особо актуального информационного ресурса.

Хотелось бы, чтобы тот Каталог объектов нематериального культурного наследия, который сегодня располагается на сайте Культура.РФ и представляет собой важнейший информационный ресурс развивался, дополнялся. И те объекты, которые уже созданы требуют дальнейшего дополнения, проработки. По результатам мониторинга могут возникать новые видеоматериалы, аудиоматериалы. Нужно отслеживать жизнь этих объектов, таковы задачи Каталога на мой взгляд.

И вот большая просьба поспособствовать разработке и внедрению новых профессиональных стандартов. Я понимаю, что занимается этим Министерство труда и социального развития, но если Министерство культуры не потребует подобные стандарты, то их и не будет. Это: руководитель центра традиционной народной культуры, специалист в области этномузыкологии, специалист в области этнолингвистики/фольклористики, специалист в области этнохореологии, руководитель фольклорного ансамбля, хранитель фольклорно-этнографических материалов, специалист по учету фольклорно-этнографических материалов, и могут быть другие актуальные должности.

Уточнить на документальном и законодательном уровне понятие нематериальное культурное наследие и включить в состав объектов охраны не только сами очаги, где эти традиции существуют, но и фонды, связанные с разными организациями.

Иванов О.В.: Спасибо большое.

Сразу несколько вопросов хочу прокомментировать относительно профессиональных стандартов. После создания Роскультпроекта в сферу ведения нашей организации были отнесены как раз вопросы разработки профессиональных стандартов. У нас есть специальный сотрудник, который закреплен за этим вопросом. Я попрошу ее с Вами связаться. Она вошла в те комиссии, которые работают в Министерстве образования и Министерстве труда. То есть для нас вопрос коммуникации достаточно простой. А то, что касается содержательной стороны, того, о чём Вы говорили, я думаю нужно предметно обсудить. Техническую часть мы точно возьмем на себя. А с содержательной частью я хочу, чтобы Вы нам помогли. И вместе с другими заинтересованными людьми содержательную сторону отработали.

По поводу Каталога. Какая-то странная сейчас произошла ситуация — в конкурсе победила компьютерная организация, в которой нет специалистов в этой области. И происходит переназначения Каталога на Культуре.РФ, который теперь должен появляться в другом доступе, на другом сайте. Я рассказываю то, что слышал. Это вызвало обеспокоенность в нашем Центре по отношению к этой ситуации. Я написал служебную записку на имя Журавского, как курирующего заместителя. Он решил провести совещание по этому поводу, включая тех, кто ведет портал Культура.РФ, тех, кто выполнял сейчас эту работу и тех, кто выполнял работу по Каталогу в предшествующие периоды, включая сотрудников нашего Центра. И думаю, что эта ситуация будет приведена в надлежащее состояние.

То, что касается портала Культура.РФ, который наращивает количество посетителей, это мощный ресурс, сделанный профессионально, он притягателен для людей. И мы считаем, что этот ресурс должен быть сохранен в части объектов нематериального культурного наследия. Объекты должны быть представлены профессионально, то есть людьми, которые квалифицированно составляют описания. Нам были высказаны замечания по 2-3 объектам, с точки зрения фотографий, но исправить какие-либо недочеты вполне возможно. Самое главное — это определение принципа работы с каталогом, который был составлен с учетом профессионалов. Мы полагаем, что эта ситуация не должна сломаться. Во всяком случае Александр Владимирович Журавский высказал по этому поводу взаимное понимание. Надеюсь, что это совещание состоится в ближайшее время, и мы сможем проинформировать о его результатах.

Бессонова Елена Владимировна, директор Центра традиционной русской культуры «Истоки» г. Подольск, художественный руководитель фольклорно-этнографического ансамбля, Московская область. Я прошу кратко, потому что у нас уже приближается время окончания нашей работы, мне хотелось бы ещё 2-3-х человек пригласить с выступлением.

Бессонова Е.В.: Добрый день, друзья, товарищи. Спасибо за выступления. Моя презентация «Модельный стандарт деятельности Центра традиционной русской культуры Южного Подмосковья «Истоки» г. Подольск».

Не хочется отнимать ваше время, но необходимо сказать, что наш Центр бы создан в 1978 году в г. Подольске как маленькая единица, как самодеятельный фольклорный ансамбль. А через 15 лет в 1993 году Администрация г. Подольска с целью возрождения и поддержки народной самобытной культуры Подольского региона приняла решение на основе ансамбля создать Центр русской традиционной культуры Южного Подмосковья «Истоки» (далее — Центр). За это мы благодарны.

На протяжении всего времени наша администрация нас финансирует, поддерживает. Центр является профильным клубным учреждением культурно-досугового типа. Соответственно, вся отчетная деятельность исходит из требований к организациям такого типа.

Цели и задачи:

  1. сохранение и восстановление народной традиционной культуры Южного Подмосковья, что прописано у нас в Муниципальном задании как главное требование к отчетности нашей деятельности. Мы этот вектор сохранения нематериального культурного наследия, нашей Родины — Подмосковья прописываем в каждом пункте своей деятельности;
  2. актуализация народных традиций в современной практике, особенно в работе с детьми и молодёжью. Именно поэтому вид нашей деятельности очень активно связан с продвижением традиций нашего края среди детей. Но об этом еще позже поговорим;
  3. координация процессов сохранения нематериального культурного наследия и художественных ремёсел Московской области.

Структурные подразделения Центра. Как я уже говорила, это интегрированная система, придуманная и созданная нами, она вовлечена в процесс, это: научно-исследовательское направление, координационно-методическое, экспериментально-творческое, учебно-воспитательное.

Чуть-чуть остановлюсь подробнее на каждом из отделов. На протяжении становления Центра и на протяжении развития его деятельности выстаивался рост его участников и специалистов. В недрах Центра выросла целая плеяда специалистов, педагогов, организаторов, культурологов, которые являются бывшими участниками того первого фольклорного ансамбля, которые впоследствии стали яром, костяком Центра и самые лучшие из них возглавляют отделы Центра. Работа ведется в интегрированной системе, и каждый специалист глубоко понимает свои задачи. Скажем, по научно-исследовательскому направлению проведено всего 67 фольклорно-этнографических экспедиций по Подольскому, Серпуховскому, Чеховскому, Одинцовскому, Луховицкому, Шатурскому районах. На базе этих материалов созданы ОНКН, Фонд объектов материальной культуры южного Подмосковья. И всего фондов аудио — более 10 тыс. ед. записей, естественно сюда входят и архивы частных исследователей. Постарались собрать все, что только возможно со сегодняшнего дня по Московской области, хотя бытует мнение о том, что Московская область является «смытым срезом» традиционной культуры, позволю себе с этим не согласиться. И тому доказательство — наши фонды.

Вторая деятельность — координационно-методическая. За все время Центром накоплен большой опыт работы в этой области. Спасибо большое Российскому фольклорному союзу, благодаря которому нам удалось себя позиционировать, создать организацию Центра традиционной культуры. В это же время с 1993 года мы стали проводить свое фестивальное движение, стали возглавлять при поддержке местной администрации фестиваль «Золотая осень в Подмосковье», Международный фольклорный фестиваль «Славянский дом». На протяжении многих лет, это были традиционные фестивали, которые проводились у нас в Подольске. Детские межрегиональные фольклорные Ассамблеи (2013–2014), обучающие семинары и межрегиональные научно-практические конференции по традициям и культуре Подольского района и Московской области в целом. К сегодняшнему дню мы уже обладаем таким материальным ресурсом, как изданные книги, методические пособия, рекомендации по фольклору Московской области, диски с этнографическими записями и в исполнении ансамбля «Истоки», детских групп, которые сейчас являются пособиями, востребованными и на межрегиональном уровне.

Третье направление — экспериментально-творческое — ведется при активном проектировании. Вся работа строится по проектам. С 1985 года ведется наш срочный долгоиграющий проект «Хранители» — это вся наша исследовательская, собирательская работа. Эти проекты были выставлены на участие в Губернаторских премиях, где мы неоднократно становились победителями. Премия Чехова была присуждена именно за эту работу по проекту «Хранители». С 2000-го года по программе «Крепкая семья» очень активно работает семейный клуб «Печки-лавочки», который стал с 2011 года пропагандистом нашего педагогического народного обучения и нашего региона, следуя этим традициям. Проект «Летняя фольклорная школа «Традиция», где мы очень взаимосвязаны с Литвой, и считаем, что данная форма очень значима, актуальна и полезна для всего нашего фольклорного сообщества, потому что в Литве многие наши коллеги могут себя позиционировать как весьма полезные обществу.

В отношении следующего направления важна интегрированность между всеми направлениями. То есть все, что мы нарабатываем первыми тремя отделами, проецируется главным образом на нашу народную педагогику, выстроенную в Центре «Истоки». Опять же повторю, что костяком педагогического состава служат выпускники нашего Центра. Поэтому проблем с недопониманием у нас не возникает, так как мы все являемся единым ядром Центра. Обучение строится на использовании собранного фольклорно-этнографического материала. В основе лежит авторская комплексная программа, разработанная нашими же специалистами. В настоящее время детских фольклорных групп 11 единиц, молодежных — 2 единицы, и любительских объединений (в том числе фольклорно-этнографический ансамбль «Истоки») — 8 единиц. Всего 21 формирование, численностью 480 человек. И, к сожалению, эти единицы прописаны в нашем муниципальном задании, что является для нас большим тормозом, в решении нашего муниципального задания и в соответствии с положением нашего модельного стандарта. Не учтены научно-исследовательские позиции (количество единиц хранения экспедиционного фонда, в том числе и материального наследия культуры), так же, как и многие другие.

Поэтому у меня существует ряд предложений к проблемам, которые касаются не только нашего Центра «Истоки», а я думаю, что это проблема всех Центров традиционной культуры, что для соответствия с требованиями модельного стандарта необходимо внести поправки в формирование муниципального задания, учитывая многофункциональность и культурную значимость деятельности Центров. Это первое.

И второе. Создать условия для дальнейшего развития Центров в предоставлении дополнительных площадей, что касается непременно нашего Центра «Истоки». К сожалению, коллективы занимаются в 3-х неполных кабинетах, что составляет 109 кв. м. в арендуемых помещениях Дворца «Октябрь». В соответствии с поставленными муниципальными требовании эта ситуация является очень сложной, тем более в совокупности с не учётом и другой части нашей работы.

И предложение рассмотреть возможность создания методической площадки по сохранению нематериального культурного наследия Московской области. То есть нужна некая координирующая площадка. Если предложат нашему Центру — мы возьмемся, если другой организации, то мы будем поддерживать с ними очень плотную связь.

Важно наличие координационного Центра, который бы направлял и поддерживал работу по сохранению нематериального культурного наследия России. И тут, я думаю, что Государственный центр русского фольклора является основополагающей организацией в этой координирующей деятельности. Спасибо.

Иванов О.В.: Спасибо большое.

Теперь уже прошу выступающих не больше 3-х минут на какие-то сообщения.

Светлана Наильевна Кучевасова, заместитель директора по научно-методической деятельности в сфере сохранения традиционной народной культуры организации, которая называется «Центр традиционной народной культуры Среднего Урала», по-моему, такое название — это единственное существует у нас в России. Свердловская область. Пожалуйста.

Кучевасова С.Н.: Добрый день, уважаемые коллеги. Удивительно, насколько перекликается тема моего сообщения с темой предыдущего докладчика. Я так же хотела бы говорить о государственном задании и, говоря о планах на 2017 год, коротко представить нашу деятельности и количественные показатели.

Надеюсь, сумею обозначить те проблемы, которые предстают перед нашим Центром. ГБУК Свердловской области «Центр традиционной народной культуры Среднего Урала» возник 5 лет назад в результате реорганизации и слияния двух учреждений — Центра промыслов и ремесел и Свердловского областного дома фольклора. Я являюсь представителем Свердловского областного дома фольклора с момента его образования. Именно эта организация осуществляет ту деятельность по традиционной народной культуре. Работают два отдела: это отдел комплектования и хранения фондов и методический отдел, который осуществляет культурно-досуговую деятельность. Хотя я заместитель директора по научно-методической деятельности, приходится осуществлять всю культурно-досуговую деятельность, так как по установленным задачам наш Центр является культурно-досуговым, а не научно-исследовательским.

Коротко о мероприятиях Центра, которые показывают нашу деятельность. Фольклорно-этнографические экспедиции — 13 в году, описание ОНКН; научно-практические конференции — 3; издательские проекты; традиционно-выставочная деятельность; фестивали; научно-методические семинары; семинары-практикумы.

Фольклорно-этнографические экспедиции у нас строятся таким образом: осуществляет их 7 человек моего подразделения. В целях изучения старожильческих районов Среднего Урала (по государственному заданию), изучение истории казачества, сохранение коренных малочисленных народов ханты и манси. Это обязательная программа, которая у нас осуществляется в целевом порядке. Малоизученные районы Свердловской области. Электронный проект «Этнокультурная карта Среднего Урала», которая постепенно заполняется, так же огромная работа. Изучение коренных народов Урала.

В описании ОНКН есть проблема: работают всего лишь 2 человека, которые занимаются еще и описанием аудио-, фото- и видео фонда, кроме этого, ведут и издательские проекты, и экспедиции. Поэтому 2 проекта в год вошли у нас в государственное задание, а ушли из него формирование ОНКН (учет объектов, описание, фольклорно-этнографические экспедиции). Пожалуй, это самая главная проблема с которой столкнулся наш Центр с начала 2017 года.

 Научно-практические конференции. Второе подразделение, как я и говорила, Центр народных промыслов и ремесел в прошлом, который и осуществляет всю деятельность по сохранению и актуализации ремесел и художественных промыслов. Проводят конференцию. Могу всех пригласить на нашу региональную конференцию по промыслу и ремеслам. Областная конференция по сохранению локальных традиций нашей области и наша Всероссийская научно-практическая конференция по национальной культуре Урала, которая в 13-й раз будет проходить. Приглашаем всем, проходит она традиционно в октябре.

Издательская деятельность. Тут хотелось бы остановиться и показать картинки, потому что этой деятельностью мы можем по праву гордиться. Но она у нас так же ушла из государственного задания в этом году, не смотря на то количество, размером в 21 издание. По традиции эта деятельность является самой интересной для моего отдела:

  1. Серия «Оренбургское казачество. История в лицах». Мы ездим в экспедиции в Челябинскую и Оренбургскую области. Издаем материалы краеведов и музейных специалистов совместно с нашими фондами.
  2. Серия «Народный праздник». Вышло уже 7 выпусков, на этот год готовим еще 2 издания по лучшим образцам, созданных в определенных районах.
  3. Музыкальный фольклор Афанасьевского района Кировской области — это наши фонды. Ранее наша экспедиционная деятельность была несколько шире, чем просо территории Среднего Урала.
  4. Манси — это наша боль, наша беда и наша забота, которую мы ежегодно 2-4 издания готовим.
  5. По этнографии и ремеслам мы тоже это издание делали и будем продолжать делать.
  6. Набор открыток. По кухне и по ремеслам, это уже 4-е издание, на традиционных материалах.
  7. Сборники статей наших конференций, так же по 3 в год методично выходят.
  8. Репертуарные сборники и сборники сказок запланированы на этот год.
  9. Серия «Наследие тюркских народов Урала», эту серию я веду, и мы пытаемся издавать с видео и аудио материалами.

Традиционно-выставочная деятельность. 21 выставка в трех залах. В этом году «Ярмарочный путь» — этнографическая выставка; русская выставка и выставка коренных народов Среднего Урала. В прошлом году по старообрядческой культуре мы делали. Татары, марийца, удмурты, башкиры — эти выставки так же у нас уже проходили.

Пять фестивалей проходит ежегодно: IV Межрегиональный фольклорный фестиваль «Песенная кадриль Урала», Областной фестиваль-конкурс «Казачья доблесть». Это фольклор сценический. Следствием этого далее идет региональный этап, потом Всероссийский «Казачий круг». То есть свой областной этап мы проводим. А как вы знаете, фольклорно-этнографического направления казачьих коллективов у нас мало, а именно 2 («Багренье» и «Воля»). Все остальное имеет сценическую форму, порядка 20 коллективов, которые мы обязаны отсматривать. И работая в жюри, мы можем несколько корректировать, но это тоже весьма сложная деятельность.      Областной детский фестиваль игровых традиций Среднего Урала — это фестиваль по возрождению игры в лапту. Мы выезжаем на различные территории, привлекаем местные детские коллективы не только фольклорно-этнографического направления, но и сценического. Но это имеет определенный смысл, так как мы хотим, чтобы в традиционные игры играли дети любых занятий. Они приносят свои местные игры — это одно из условий фестиваля. Таким образом мы возрождаем лапту, которая существует и у других народов Среднего Урала, поэтому обмен игровыми традициями происходит. Областной детский фестиваль промыслов «Городок мастеровой» и наш традиционный (в этом году пройдет в 23-й раз) Всероссийский фольклорный фестиваль традиционной мужской культуры «Дмитриев день».

В 2017 году государственное задание выглядит так. На первом месте стоят клубные формирования, на втором культурно-массовые мероприятия, на третьем семинары и мастер-классы, на четвертом описание ОНКН, на пятом презентации, на шестом публичные лекции. Как вы видите, что фольклорные экспедиции, издательская деятельность и формирование фондов ОНКН полностью ушли из нашего государственного задания. В связи с этим социальный статус сотрудников, которые этим занимаются, и система эффективных контрактов уменьшает возможность их остаться и продолжать работу. Спасибо за внимание.

Иванов О.В.: Спасибо большое. Есть такое слово — прения. Уже прошу не с докладами, а с небольшими сообщениями. Наталья Николаевна Гилярова, президент Российского фольклорного союза.

Гилярова Н.Н.: С большим интересом прослушала сегодняшние сообщения. Поскольку мы все в общем едины в нашем подходе к тому, что нужно делать. У меня несколько позиций, которые я хотела бы озвучить и увидеть в итоговом документе. Собственно, об этом я и буду говорить.

О том, что нужна государственная поддержка, думаю и обсуждать не надо, потому что мы видим, что Закон о сохранении уже прекрасно себя показал на Вологодчине, довольно крепко он действует на Кубани, и если бы каждый регион имел это у себя в «загашнике», все-таки больше было бы надежды на то, что сохранится что-то.

Далее второе. Центры, конечно, должны быть комплексно специалистами снабжены.

Третье. Все-таки каждый регион имеет свои особенности и делать одну модель я бы не стала. Я бы все-таки делала несколько моделей, в связи с ситуацией в регионе. Обратите внимание, в Вологодской области Дом народного творчества 2 специалиста работают, и работа прекрасно идет. Благодаря тому, что есть еще Галина Парадовская с ее командой и комплексность прекрасно во все Центры зашла.

Естественно встанет вопрос о взаимодействии домов народного творчества с Центрами фольклора. Прекрасное сегодня выступление по Ленинградской области, где было показано, что это прекрасно работает вместе. Тяжело, наверное, но работает.

Четвертое. Совершенно необходимо, чтобы сохранялся портал Культура.РФ с Каталогом объектов нематериального культурного наследия. Во-первых, этот каталог я как преподаватель использую постоянно со своими студентами. Это свободный доступ с очень грамотным описанием с возможностью увидеть, услышать и узнать, где это хранится. Я считаю, что форма очень удачная была разработана, и, если он заглохнет, это будет большой потерей.

В последней экспедиции я столкнулась с тем, что обряд колядования всегда там был, он полностью отсутствует уже во всех записях и в людях, которые умели это делать. Но они колядуют, потому что сейчас все это делают, но на вопрос «откуда берете материалы?», отвечают: «А что найдем в интернете». Соответственно, в Нижегородской области поют украинские колядки и так далее, и тому подобное. Это нормально в нашей ситуации? Нет, конечно. Поэтому встает следующий вопрос о фондах. Их мы готовы отдавать, но в хорошие руки. А не просто эти фонды содержать. А как они будут сохранены? Ведь защита фондов тоже должна быть.

И последнее, относительно повышения квалификации. Конечно, это очень больной вопрос. Пока мы можем предложить наши нучные центры, можем предложить систему повышения квалификации, чем мы в принципе все время и занимаемся. Но это не коснется небольших центров традиционной культуры, потому что их специалисты в основном заканчивали культпросветучилища (причем какого-то другого региона). Нашей специальности там нет, для того, чтобы помочь не руководить, а помочь тем людям, которые хотят сохранить нашу традиционную культуру у себя в своей деревне петь правильно.

Это мои предложения по резолюции. Спасибо.

Иванов О.В.: Спасибо большое. Маргарита Анатольевна Енговатова, кандидат искусствоведения, профессор кафедры истории музыки РАМ им. Гнесиных.

Енговатова М.А.: Я очень коротко. Я не буду касаться вопросов, которые сегодня уже активно обсуждались на таком государственном уровне, я коротко и в диалоге с теми докладчиками, с которыми у нас имеются общие проблемы.

Я руковожу Музыкально-этнографическим центром имени Евгения Владимировичу Гиппиуса в Российской академии музыки имени Гнесиных. Этот центр благополучный, но тем не менее и в его работе мы видим очень много проблем. Как раз этого я и хотела коснуться.

Первый вопрос, который сегодня, по-моему, не был затронут, это вопрос оцифровки материала. Если материалы хранить, то их нужно цифровать. У нас работает 3 звукоинженера и на сегодняшний день мы оцифровали менее половины фонда. Возможно не везде такие большие фонды, но тем не менее. Кто будет оцифровывать? На какой аппаратуре? Для этого нужны специалисты, которых нужно нанимать и платить им зарплату. И нужна техника. Мы знаем в каком состоянии техника по всей нашей великой России. Мы все их видели. И это очень большая проблема. Мне кажется на нее необходимо обратить внимание.

Другая проблема связана с экспедициями. Мы все ведем очень активную экспедиционную деятельность. Но мы (надеюсь другие преподаватели ВУЗов меня поддержат) можем тратить деньги на экспедиции студенческие, которые входят в учебный план. А нам бы хотелось расширить эту деятельность, да и студентов хотелось бы водить не только в учебные экспедиции, а, например, в определенные целевые экспедиции. И для субсидирования таких экспедиций могут быть какие-то гранты, так же, как и на оцифровку.

Третий вопрос, который я хочу затронуть. Г.В. Лобкова говорила о том, что нужно разработать профессиональные стандарты. И у нее в речи часто звучала должность специалиста, у нас все так же. Но хочу напомнить, что при советской власти эта должность называлась лаборант. И у нас на этих должностях специалистов работают доктора наук. Сняты все ставки научных сотрудников. Мне кажется, что это тоже большая проблема и стандарты нужно еще разрабатывать. В больших центрах Московской, Ленинградской консерваториях, где-то еще, конечно должны быть научные сотрудники. Это все-таки другой статус.

Теперь далее. В некоторых ВУЗах у нас есть отделения этномузыкологов, как и у нас. Но мы принимаем в год до 4-х студентов на бакалавриат, а на магистратуру в прошлом году нам дали только одно место. Не знаю, как будет в этом году. Вот я хочу спросить, может возможно увеличить как-то число приема на это отделение. Так как мы способны учить и большее количество студентов и специалистов, как мы видим, везде не хватает в этой области, а это было бы здорово.

И последний вопрос, что касается авторского права в области фольклористики. Поскольку этот вопрос не разработан с точки зрения авторских, смежных прав в области фольклористики я имею ввиду, то тут существует очень большая проблема в области передачи материала. Если бы все было разработано, то, я думаю, что обмен материалами был бы активнее. На его пути не было бы столько препон.

Это все вопросы, не озвученные другими докладчиками, которые бы я сегодня хотела затронуть.

Иванов О.В.: Спасибо большое. Я вынужден подвести черту, несмотря на то, что сегодня есть еще люди, готовые высказаться. Я прошу этих людей передать нам материалы своих выступлений.

Относительно нашего сегодняшнего совещания. У меня есть несколько вопросов, которые я бы хотел сказать в заключении.

Во-первых, был проведен во время нашего сегодняшнего совещания блиц-опрос. Мы попросили назвать каждого участника 5 проблем. Еще не все собрали, но у меня на руках есть уже обработка 21 анкеты. В общей сложности в них было обозначено 24 проблемы.

На первом и втором местах находятся проблемы, одновременно указанные 10-ю респондентами. Как вы думаете какая? Финансирование! Отсутствие финансирование основной деятельности и региональных программ. На втором месте — кадры. Отсутствие компетентных специалистов и отсутствие кадров для реализации хранения, обработки архивов как обучающей базы.

На третьем месте — материально-техническая база. 8 человек указали про слабую материально-техническую базу. И в нескольких других формулировках идет речь так же об этом: отсутствие помещений для хранения, оцифровки, хранения инструментов и т.д. Ничего нового нет, но данный опрос позволил нам «измерить температуру».

Текст резолюции мы решили сегодня не выносить, не оглашать, для того, чтобы поработать со стенограммой и посмотреть на предложения, которые были высказаны, посмотреть на предложения и формулировки, которые были предложены в презентациях. И подумать над наиболее грамотной формулировкой. В любом случае в резолюцию войдет достаточно много вопросов, которые сегодня звучали.

Я думаю, одним из первоочередных войдет вопрос о законодательстве. И здесь мне хотелось бы анонсировать. Мы попробуем воспользоваться новыми технологиями и устроить некое селекторное совещание удаленно. Такая технология есть в Министерстве культуры. Мы посмотрим, с помощью каких средств это будет возможно осуществить. Я надеюсь, что в пределах месяца-полутора мы это попробуем реализовать.

Следующее, что мы бы хотели спланировать в Центре, это некое зональное совещание, и будет чудесно, если это будет происходить, к примеру, в Вологодской области. Я не могу сейчас назначить окончательно, так как нам нужно будет посмотреть логистику, бюджет, подумать о людях, которых бы мы смогли туда пригласить. Мне кажется, что это будет хорошо и с точки зрения обмена опытом, и с точки зрения продолжения сегодняшних обсуждений. Я недолго нахожусь в этой теме и не знаю, как давно проводились такого рода совещания и встречи. Мне хотелось бы, чтобы мы все важные вопросы уже начали последовательно решать. То есть не просто обсуждать, а создавать какие-то предложения по законодательным нормам. Какие-то решения создавать относительно Каталога объектов нематериального культурного наследия. Затем, вопрос о государственном задании, который явился сегодня наиважнейшим для многих докладчиков. Нам нужно поработать над этим, понять указаны ли в классификаторе эти работы. Если нет, то обеспечить включение этих работ законодательно обосновано.

Отдельный вопрос в нашей резолюции будет связан с мониторингом. Отдельно мы укажем по поводу разработки профессиональных стандартов. В любом случае мы считаем очень важным разработку концепции сохранения нематериального культурного наследия народов Российской Федерации и ее актуализации. Мы напишем это с вашего взаимного согласия. Думаю, что поручение на разработку этой Концепции к концу февраля получит Роскультпроект и Государственный центр русского фольклора решением коллегии Министерства Культуры, по крайней мере в решении, которое обсуждается, этот вопрос присутствует.

Но нам нужно выразить единодушное мнение сегодняшнего совещания, что такая концепция необходима, что она должна быть разработана и сроки должны быть достаточно короткие, но необходимые для подготовки такого рода документа. Я полагаю, что эта проблема будет обсуждаться на коллегии Министерства, но также мне бы хотелось, чтобы это было принято на уровне распоряжения или постановления правительства.

Еще бы мне хотелось, чтобы вместе с обсуждениями в Министерстве мы бы договаривались о деньгах, потому что любые намерения, не подкрепленные финансированием, шаг неразумный. В любом случае нужно все решения принимать относительно стратегических планов и финансирования, которое для этого необходимо. Я полагаю, что один из механизмов (по крайней мере мы сейчас это обсуждаем с Фондом культуры, который недавно преобразован в государственно-общественную организацию) шел по линии их Фонда, касательно вопросов о нематериальном культурном наследии.

Если говорить об освещении сегодняшнего совещания в прессе, то мне хочется проголосовать по поводу одного вопроса, потому что именно это и попадет в освещение.

Выношу на голосование вопрос: давайте создадим общественное движение по сохранению и актуализации нематериального культурного наследия. Это предложение прозвучало в докладе Александра Владимировича. И я полагаю, что это то, что необходимо. Если мы на столь значительном сегодня уровне обсуждаем эти вопросы, давайте сформируем движение. И неважно как это будет юридически оформлено, мы подумаем нужно ли оно. Вы сегодня были настолько единодушны, что меня даже приятно удивило, в понимании обсуждаемых вопросов, и настолько одинаково понимаете пути, которым необходимо следовать для развития. Кажется, что создание такого движения необходимо и будет правильно воспринято, что ядро людей, которые этим занимаются решили это создать.

Итак, кто «За» создание общественного движения по поддержке сохранения и актуализации нематериального культурного наследия? Прошу голосовать!

Мы проголосовали единогласно, я вас с этим поздравляю, и считаю, что это важный результат сегодняшнего совещания. Очень хочу поблагодарить вас, что нашли время и возможность принять участие в работе. Отдельно благодарю организаторов совещания. Мы сегодня сделали первый шаг, давайте продолжать! Спасибо вам.