Экспедиции в Муромский район Владимирской области

Центр русского фольклора продолжил исследования во Владимирской области в 2003—2005 гг. на территории Муромского района. В эпоху средневековья здесь жили финно-угорские племена, булгары, татары, русские, а позднее поляки, евреи, немцы и даже шведы, корейцы и китайцы. Такое полиэтничное сообщество было и поликонфессиональным. Население города и окрестностей исповедовало православие (никониане, старообрядцы), католицизм, протестантизм, ислам, иудаизм. С конца XIX в. Муром стал крупным промышленным центром, где работали и многие жители окрестных деревень. С середины XIX в.  здесь активно развивались отходнические промыслы. Целые бригады умельцев уходили на заработки не только во Владимир, Нижний Новгород и Москву, но даже в Санкт-Петербург и Баку.

Такое культурное многообразие не могло не сказаться на традиционной русской культуре района.

Большинство жанров обрядовой поэзии к началу XXI в. практически полностью ушли из обихода. Исключение составили колядки, таусени и христославия, которые довольно хорошо помнят, но крайне редко поют в наши дни. Воспоминания о календарных праздниках живы, но исполнители отмечают, что совершались ритуалы в предвоенное время. Обряды, имевшие более камерный характер, сохранились существенно лучше. Так, например, гадания бытуют до настоящего времени и активно используются молодежью в системе новогодних развлечений. А вот обряды общинного характера бытуют лишь в узком семейном кругу, причем сохраняются лишь отдельные рудименты некогда богатой традиции. Некоторые праздники, напротив, сохраняя свою семантику и структуру, утратили связь с календарным контекстом. Утрачена религиозно-магическая окраска праздников, они постепенно переходят в сферу игр и развлечений.

Семейная обрядность на территории Муромского района также претерпела  определенные изменения. Свадебный обряд реконструируется на основе воспоминаний исполнителей, хотя участникам экспедиций удалось записать песни девишника, причитания, величальные песни. Напротив, похоронная обрядность представлена разнообразными формами. Надо отметить, что и в настоящее время похоронный обряд насыщен традиционными этнографическими элементами и ритуальными действиями.

В рассказах наших исполнителей содержатся лишь  фрагментарные сведения о поверьях, приметах и обычаях, связанных с проводами в армию. Практически нет записей текстов рекрутской тематики. Единственная попытка вспомнить причитание по рекруту является лишь авторской импровизацией, в которой используется начальная формула  «Ах, милой мой, куда ты собрался», которая не получает в тексте дальнейшего развития. В функции рекрутских песен выступают  такие песни как «Последний нонешний денечек» и «Как родная меня мать провожала», а также частушки соответствующей тематики.

Необрядовая лирика представлена хороводными и плясовыми песнями, протяжными и частыми лирическими песнями, романсами, новыми балладами. Разнообразно представлены в экспедиционных записях и частушки Муромского района.

Такое сложное явление как народная религиозная поэзия представлена стихами на ветхозаветные, евангельские и житийные сюжеты. В экспедиционных материалах представлены также назидательные и молитвенные стихи. Однако явным предпочтением современных исполнителей пользуются стихи на тему смерти и малого апокалипсиса, т.е. божьего суда над душой умершего. Необходимо отметить, что традиция исполнения духовных стихов предполагает неразрывную связь устной и письменной формы бытования. Все наши исполнители показывали нам свои тетрадки, куда они записывают тексты духовных стихов. В некоторых тетрадях собраны значительные коллекции текстов. В настоящее время именно пение по тетради основная форма исполнения стихов, хотя любимые сюжеты могут петь и по памяти.

Мария Ивановна Касатова, 1926 г.р., из д. Ковардицы Муромского р-на Владимирской обл. читает заговор на столовые приборы для лечения рака. Фото В.Е. Добровольской. 2005

Заговорам, оберегам и молитвам в данной традиции принадлежит особое место. Вера в силу слова была и остается одной из важнейших составляющих местной фольклорной традиции. Знахарки здесь пользуются большим авторитетом, а заговоры наряду с молитвами оказываются востребованными и в настоящее время. Отметим, что в данной традиции заговоры и молитвы тесно переплетаются, текст молитвы может быть продолжен заговорной формулой, а заговор завершен канонической молитвой. В сферу заговорной поэзии включаются тексты крайне от нее далекие: в заговор могут быть включены пословицы, духовный стих может стать частью оберега. Заговорная традиция региона неоднородна. Так, заговоры на любовь и согласие в семье  представлены единичными текстами, лечебные заговоры многочисленны и разнообразны.

Материалы, связанные с традициями воспитания записаны главным образом от пожилых людей. Это и этнографические сведения об устройстве зыбки, и рассказы-воспоминания о пестовании, и материнский фольклор: колыбельные песни, магические  приговоры, пестушки, потешки, прибаутки и многое другое. Ряд текстов  записан на территории Муромского района в редких, ранее не зафиксированных вариантах. Записанный материал охватывает  и основные жанровые циклы собственно детского фольклора: детский календарь (заклички и приговорки), детский игровой фольклор, сатирические произведения, тексты, связанные с поэзией страшного и таинственного.

Прозаическая традиция региона представлена неравнозначными текстами. Мифологическая проза бытует на территории Муромского района и в настоящее время. Это и рассказы о том, кем пугали детей (домовым – чтобы хорошо вели себя дома; лизуном или Бабаем-морковником – чтобы не лазили в огород и т.д.). Из природных духов самыми популярными персонажами являются русалки. Сохранились воспоминания о домовом. Очень интересный персонаж Тень или Стинья, который является к людям и давит их. Зафиксированы и редкие поверья о вихре. Наиболее богато представлены рассказы о являющихся покойниках и о колдунах. Зафиксированы также рассказы о профессионалах, наделенных сверхъестественными способностями  и былички о кладах. Религиозная проза представлена и пересказами библейских текстов (так называемая «народная библия»), и фрагментами житий, и легендами, и рассказами, повествующими о личном духовном опыте. Тексты исторической направленности  представляют собой различные повествовательные формы. Очень богато представлена местная топонимика, а вот развернутые предания встречаются существенно реже. Рассказы о прошлом охватывают широкий круг тем: от графа Уварова и истории старых домов до рассказов лесозаготовках и рассказах о развлечениях молодежи. Сказки же представлены в Муромском районе единичными записями, хотя и свидетельствующими о некогда богатой сказочной традиции.

Жанры народной афористики распространены не так широко, но являются органичной частью речи  многих местных жителей. Зафиксированы не только пословицы и поговорки, но и различные устойчивые выражения, характерные для данной традиции.

Музыкальная традиция региона характеризуется угасанием, постепенным забвением и разрушением. Сохранились напевы зимних святочных обходов, прежде всего виноградий, бытовавших на северо-западе района,  свадебных величаний, духовных стихов, протяжных лирических песен. Но центральное место в музыкальной традиции региона занимают жанры, связанные с музыкальной лексикой городской письменной традиции (романсы, новые баллады и т.п.). Особое место занимает музыка «народного православия» – религиозные стихи, служащие интонационным кодом современной похоронно-поминальной обрядности. Зафиксированы нами и фрагменты музыкально-причетной культуры, но подлинных мастериц этого жанра обнаружить не удалось.

Русская традиционная хореография  представлена хороводами и плясками, кадрилями и бытовыми танцами, но большинство описаний представляют собой лишь воспоминания исполнителей.

Мария Петровна Смолина, 1936 г.р., из с. Панфилово Муромского р-на Владимирской обл. заговаривает при помощи ножа. Фото С.В. Просиной. 2004

Сохранились на Муромской земле и некоторые мужские ремесла. Муромские столяры до настоящего времени делают резную мебель, причем активно используют в декоре глухую рельефную резьбу. Местные умельцы сохраняют в резьбе древние мотивы: солярные знаки, птиц и звезды. Эти образы могут иметь как вполне реалистичные объемные очертания, так и более схематичный плоскостной вид. Очень многообразна в муромской резьбе и растительная орнаментика. Отличает здешнюю резьбу и раскраска резных деталей, выделение цветом основных частей конструкции. Довольно активно на территории Муромского края развито лозоплетение. Корзинщики есть повсюду. Плетут они не только корзины, но и мебель. Обработкой бересты, которой здесь раньше занимались многие, сейчас занимаются единицы. Есть мастера, которые плетут туеса, солонки, шкатулки, украшая их тиснением, прорезью, аппликациями. Гончарством здесь практически не занимались, поскольку не было подходящих глин. Глиняную игрушку не делали никогда, но в последнее время в селе Молотицы стали лепить по меленковским образцам и имитировать дымковкую игрушку. Некогда здесь был развит кирпичный промысел, но в настоящее время он полностью исчез. Довольно активно сохраняется валяльное дело, поскольку потребность в хороших валенках необычайно высока. Сохраняется на здешней земле и обработка металла. Самым популярным изделием кузнецов являются дымники, но есть умельцы, делающие подзоры кровель, флюгера, навершия водосточных труб, украшения для фронтонов и т.п.  А вот резьба по белому камню, которой славилась Владимирская земля, сохранилась лишь в памятниках Мурома: домах, храмах и белокаменных надгробьях.

Женские ремесла из жизненно важных занятий уже к середине XX в. перешли в сферу досуга и некогда богатый традиционными женскими ремеслами регион их утратил. Сегодня непосредственное бытование женских ремесел в обиходе деревни с каждым днем угасает, существуя во многом благодаря инерционным механизмам сохранения изделий внутри семьи.

Народный костюм уже с начала XIX века стал заменяться в Муромском районе одеждой городского типа из фабричных тканей и к началу ХХ в. девичья и женская одежда стала сочетать элементы народного костюма и городского модного стандарта. Образцы традиционного местного костюма можно увидеть преимущественно в Муромском историко-художественном музее.

Колыбельные песни в исполнении Клавдии Павловны Зеленовой, 1923 г.р,  из пос. Механизаторов Муромского р-на Владимирской обл. АЦРФЭ -2005 (33-8- В3)

Плясовая песня «Ой, ты Настя моя, Настенька» в исполнении Клавдии Павловны Зеленовой, 1923 г.р,  из пос. Механизаторов Муромского р-на Владимирской обл. АЦРФЭ -2005 (33-8- В3)

 

«Виноградие» в исполнении Клавдии Павловны Зеленовой, 1923 г.р,  из пос. Механизаторов Муромского р-на Владимирской обл. АЦРФЭ -2005 (33-8- В3)

 

Величание свахи в исполнении Клавдии Павловны Зеленовой, 1923 г.р,  из пос. Механизаторов Муромского р-на Владимирской обл. АЦРФЭ -2005 (33-8- В3).

%d такие блоггеры, как: