Сысоева Г.Я. Этнокультурная среда в системе фольклористического образования

Сысоева Г.Я. Этнокультурная среда в системе фольклористического образования // Народно-певческое образование в России: сборник материалов научно-практических конференций / Составители А.С. Каргин, В.В. Новожилов. М.: Государственный республиканский центр русского фольклора, 2009. С. 50-59.

Статья посвящена направлениям в фольклорно-исполнительском образовании, ракурсам рассмотрения проблем и задач реконструкции фольклорного текста.

По мнению автора главная проблема в воссоздании достоверного звучания — «не в воспроизведении фонической окраски звука, способов вокализации, интонировании, что достаточно легко, а в представлении песенной традиции как конкретного музыкального диалекта со своим попевочным словарем, набором музыкальных лексем, ритмическими и звуковыми моделями, ладовыми формами».

Морозов Д.В. Фонды фольклорно-этнографических материалов: современное состояние и проблемы сохранения

Морозов Д.В. Фонды фольклорно-этнографических материалов: современное состояние и проблемы сохранения // Живая старина. 2018. №3 (99). С. 59-60.

По мере угасания фольклорных традиций возрастает роль фондов фольклорно-этнографических материалов как хранилищ нематериального культурного наследия России. В течение ХХ столетия в них были сосредоточены результаты собирательской и исследовательской деятельности нескольких поколений российских ученых; это сотни тысяч звукозаписей и громадный объем рукописных материалов (полевых тетрадей и дневников собирателей, нотных транскрипций, стенограмм устных выступлений ведущих ученых и др.). Абсолютное их большинство по сей день не опубликовано. Необходимо подчеркнуть, что эти материалы не только являются памятниками истории и культуры нашего отечества, но также представляют собой ценнейший источник, как для дальнейшего развития народоведческих наук, так и для деятельности практиков – руководителей и участников профессиональных и самодеятельных фольклорных коллективов.

В статье рассматриваются основные проблемы, связанные с состоянием фондов фольклорно-этнографических материалов и работой по координации деятельности направленной на их сохранение.

The article deals with the main problems associated with the state of the funds of folklore and ethnographic materials and work on the coordination of activities aimed at their preservation.

Морозов Д.В. Практическая этномузыкология: проблемы и перспективы

Морозов Д.В. Практическая этномузыкология: проблемы и перспективы // IV Всероссийский конгресс фольклористов: Сб. науч. ст.: В 3 т. Т. 1: Народная музыкальная культура: история изучения, современные исследования, проблемы актуализации / Ред.-сост. Е.А. Дорохова, Д.В. Морозов. — М.: Государственный Российский Дом народного творчества им. В. Д. Поленова, 2019. С. 115-123.

Статья посвящена одному из направлений отечественной науки о традиционной музыкальной культуре — практической этномузыкологии, у истоков которой стояли Е.Э. Линева, А.М. Листопадов, Е.В. Гиппиус и К.В. Квитка. В центре внимания автора — эксперимент как метод практического исследования традиционной музыкальной культуры. В статье анализируется взаимодействие этномузыкологии и социальной психологии, рассматриваются реконструктивная методология и лонгитюдный метод исследования, антропологический подход к восприятию традиционной народной культуры.

The article is devoted to one of domestic science’s direction for traditional musical culture — that is practical ethnomusicology that was developed by E.E. Lineva, A.M. Listopadov, E.V. Gippius, K.V. Kvitka. The author pays attention to the experiment as a way of practical researching of the musical culture. The article researches the interaction of ethnomusicology and social psychology, examines the reconstructive methodology and longitudinal method of researching, anthropological approach to the traditional folk culture’s perception.

Старостин С.Н. Есть такая народная песня… (продолжение)

Ежедневно аутентичная народная песня сталкивается с агрессивными внешними факторами: с мультикультурной городской средой, целой армией желающих внедрить традиционную песню (вопреки её природе) в чуждый ей урбанистический ландшафт. Существует и другая серьёзная проблема взаимодействия различных культур, стихийно бытующих и соприкасающихся в одной музыкальной среде – аккультурация. Активные возрожденческие действия традиций отдельных регионов, народностей, по мнению интерпретаторов этих традиций, в недалёком будущем могут быть поглощены тенденциями глобализма, раствориться в мультикультурализме, или в т. н. world music. Творчество Сергея Старостина – некая охранная грамота для русской песни. Участник ансамблей и групп самых различных жанрово-стилевых ориентаций («Moscow Art Trio», «Жили-были», сессионные союзы с «Волков-трио» и др. конгломерациями), он в любой «компании» остаётся комфортным ансамблистом и ярким музыкантом с неповторимой индивидуальностью. Его проживание в русской песне стало не просто частью его бытования, – теперь он сам частица традиционной культуры. И порой нелегко определить, где он выносит песню, услышанную и записанную в деревне, а где – авторскую композицию.

Мне приходится слышать, что Сергей Старостин поёт обработки, осовремененные песни, вовсе не аутентичные. Но за что могу ручаться, в чём я уверена, – что с первоисточниками Сергей Николаевич работает по-настоящему, используя аналитический подход и пытаясь не навредить. Хотя даже он сам признаётся, что проблемы интерпретации традиционной музыки есть. В репертуаре Старостина – песни разных российских регионов, и у каждого региона своя специфика. Но абсолютно всем арсеналом технических и выразительных средств овладеть невозможно по целому ряду причин. Начинается работа по освоению эвентуальных способов – ведь даже самая древняя песня должна исполняться и в наши дни!                                                                                         

А как вообще появляются те или иные песни в репертуаре Сергея Старостина? Сергей Николаевич говорит, что песни он отбирает каким-то неведомым ему способом, это что-то… внутреннее, сидящее глубоко в душе. И его внутренний голос словно подсказывает ему: эта песня для тебя, а эта ждёт своего часа… Но одного выбора недостаточно: должно пройти какое-то время, наполнение, насыщение, проживание песни в человеке, и когда уже определённо закончилось это проживание, можно считать, что песня выпестована, созрела, она останется с тобой навсегда. Мне кажется, авторские композиции Старостина рождаются похожим способом: он проживает мир русской песни настолько глубоко, что вследствие этих душевных, музыкальных, эстетических переживаний появляется новое зерно. Сергея Николаевича не только со сцены слушать большое счастье, но и беседовать с ним о русской песне…

Ссылка на статью: Старостин С.Н. Есть такая народная песня… // Музыкальный клондайк. 2019. Апрель.

Старостин С.Н. Есть такая народная песня…

Редко, когда современный человек, рождённый в большом городе, вдруг обращается к музыкальному наследию своих предков и начинает интересоваться, а потом изучать и вживаться в традиционную культуру, жить ею. Но с Сергеем Старостиным произошло именно это чудо. Народная песня стала его судьбой. Сергей Николаевич говорит, что он был предрасположен к этому. От родителей и бабушки с дедушкой он слышал русские песни, рос в этой традиционной песенной атмосфере несмотря на то, что уже жил с родителями в самом большом городе нашей страны. Возможно, домашнее воспитание песней сыграло определяющую роль. Развитие своей истории Старостин получил уже в сознательном возрасте, когда соприкоснулся с традиционной культурой непосредственно. Он увидел, как бытует русская песня там, где и должна жить: в аутентичной среде, в деревнях, куда он ездил с фольклорными экспедициями, слушал истинных носителей песенной культуры, записывал, фиксировал на аудио-видеоносители и затем, после осмысления, выносил уже на сцену в авторской интерпретации. О бытовании русской песни, о её хранителях и интерпретаторах – в интервью, которое мы записали с Сергеем Николаевичем Старостиным.

Ссылка на статью: Старостин С.Н. Есть такая народная песня… // Музыкальный клондайк. 2019. Февраль.