«На опушке леса старый дуб стоит…» (д. Голики Даниловского р-на Ярославской обл.)

Эта песня о погибшем молодом партизане и оплакивающей его старушке-матери содержится во множестве сборников, посвящённых песням Великой Отечественной войны. Исследователи военного песенного фольклора В. Ю. Крупянская и С. И. Минц считали, что она была сложена бойцами Красной армии под Брянском. Народная память сохранила фамилию автора музыки – Шохин, самодеятельный фронтовой композитор.

Слова этой песни напоминают многочисленные песни о павших героях-воинах, которые издавна пели во всех уголках России. Может быть, именно поэтому песня и стала такой любимой и популярной, истинно народной. Слова её, как это часто бывает, изменялись, каждый запоминал их по-своему, вкладывая в текст собственные воспоминания и переживания. Так же варьировался и напев. Например, в деревне Голики Ярославской области свой вариант этой песни распевали на мотив широко известной городской песни «Что стоишь, качаясь, тонкая рябина» на стихи русского поэта Ивана Захаровича Сурикова (1864 г.). Имя автора музыки затерялось в истории, может быть потому, что из далёкого прошлого идёт практика распевать понравившиеся стихи «на голос» каких-либо популярных песен. Возможно, в этом кроется одна из причин удивительного стилевого сходства гигантского пласта русских городских песен и жестоких романсов.

читать далее..«На опушке леса старый дуб стоит…» (д. Голики Даниловского р-на Ярославской обл.)

«Желание у каждого было, чтобы живому остаться» (с. Мало-Архангельское Пестравского р-на Самарской обл.)

Воспоминания о войне Константина Ивановича Мидцева немногословны. Он встретил ее в действующей армии, уже военным человеком, привычным к суровым армейским будням, к жёсткости и однозначности приказов командира, к залпам орудий, ценящим боевых товарищей и редкие минуты отдыха в промежутках между боями. И для него военные действия не закончились 9 мая…

«Это, значит, песенка… Про Лизавету. Мы ж, большинство – [19]18-й год наш был. И женатые были. Вот в [19]38-м году двадцати лет меня призвали, и три года я кадровый служил. Ведь вот в последнее время приходили в армию – смотришь, женатые, ребятишки, а там – война началась. А сколько нас, неженатых, холостяков, в дивизии было – шашнадцать, скажем, тысяч…

Сопку брать – возьмём сопку. А сколько там тысяч уложились… Ну, вот. Переписку с девушками – мне писали: приезжай, туда-сюда. Ну, а у нас какое желание – фронтовые песни петь!

 

Ты ждёшь, Лизавета,

От друга привета

И не спишь до рассвета, всё грустишь обо мне.

Одержим победу –

К тебе я приеду

На горячем боевом коне.

 

Желание у каждого было, чтобы живому остаться… Значит, вот, скажем, война закончилась. Мы в Пилау была, за Кенигсбергом, слыхали ночью, что день победы, День Победы! А нас наране раз – в Беловежскую пущу, значить, гонют. Штурмом брать там власовцев. Война уже кончилась – а там сколько нашего брата ишшо погибло и после победы…»

Самарская обл., Пестравский р-н, с. Мало-Архангельское. Рассказывает Мидцев Константин Иванович (1918). Видеозапись участников экспедиции Самарской региональной общественной организации «Историко-экокультурная ассоциация “Поволжье”», 1992 г.

Материал подготовил А.М. Давыдов.

«Мы не имели права разглашать военную тайну…» (г. Серов Свердловской обл.)

Война полностью изменила жизнь не только тех, кто ушёл на фронт защищать Родину, но и тех, кто оставался в тылу. Особая тема – судьба подростков, тех, кто по возрасту не подлежал призыву и не участвовал непосредственно в военных действиях. Однако, и они не остались в стороне от общей судьбы нашего народа и внесли свой вклад в Великую Победу.

Об этом – в небольшом фильме, присланном нам из города Серова Свердловской области.

читать далее..«Мы не имели права разглашать военную тайну…» (г. Серов Свердловской обл.)

«Горела степь донская от ветра и огня» (х. Секачи Михайловского р-на Волгоградской обл.)

Отъезд на службу, прощание с родным домом, с родителями – эти события стали основой множества казачьих песен, создававшихся жителями донских станиц и хуторов и в далеком прошлом, и в недавние годы. Тема вечная, потому что воинская служба, защита Отечества всегда была главным занятием и священным долгом каждого казака.

Песня, которую спели народные исполнительницы из хутора Секачи участникам фольклорной экспедиции, проходившей в рамках проекта «Фольклорная школа на Дону», не совсем обычна, потому что главным героем в ней становится девушка, казачка, уезжающая из родного дома, чтобы «за свободу, за землю воевать». И этот поворот сюжета, звучащий весьма современно в наши дни воинствующего феминизма, может свидетельствовать о том, что многие юные жительницы донских станиц в XX веке воевали наравне с мужчинами, и такие примеры известны.

В песне не уточняется, на какую войну отправляется казачка, но по общей стилистике текста можно предположить, что это середина ХХ столетия, а стало быть, Великая Отечественная война. Исполнительницы бережно хранят слова этой песни в своих тетрадках, куда записывают самые дорогие их сердцу фольклорные произведения, которые считают необходимым сохранить для будущих поколений. И неважно, что поэтический и музыкальный стиль этого образца современного фольклора представляется нам наивным и, возможно, не самым эстетически совершенным – это «жизненная» песня, в которой «всё – правда», и поэтому её поют, вкладывая в неё все свои воспоминания, всю свою душу.

читать далее..«Горела степь донская от ветра и огня» (х. Секачи Михайловского р-на Волгоградской обл.)

«Взвод послан был к немцам с заданьем…» (с. Трудолюбовка Бахчисарайского р-на Республики Крым)

Мы продолжаем публиковать материалы совместных крымских экспедиций Центра русского фольклора ГРДНТ им. В. Д. Поленова и Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН.

Два с половиной года германской оккупации (октябрь 1941 г. – апрель 1944 г.) стали тяжёлым испытанием для крымчан. Многие сёла лесных районов Крыма были сожжены. Часть жителей фашисты угнали в концлагеря, другие ушли в лес к партизанам. Дождавшись долгожданного освобождения, люди возвращались к своим разрушенным домам. Вспоминает Евдокия Георгиевна Костылёва (1936), уроженка села Трудолюбовка (историческое название – Русский Бодрак) Бахчисарайского района:

«… Развалины. Ну, у кого мужчины были – строились. Уже был апрель месяц, уже было тепло. Землянки делали, один одному помогали… У нас был один парень. Звали его Лёся. Это как Леонтий, чи как… Он был больной, рахитик, у него руки-ноги были коротенькие. Но талантливый был! И вот он играл, у него баян был, он на баяне играл. Жил он с матерью в Севастополе, а сюда приезжал, тут его бабушка жила. Так если он приедет – это праздник в селе! […] Тут и краковяк, и вальс, и танго – прямо на улице.

Этот Лёся – Томенко его фамилия была – он очень талантливый был. И вот он написал песню. У нас были партизаны, и про партизан он написал. Мелодию он взял – «Раскинулось море широко», а слова свои.

читать далее..«Взвод послан был к немцам с заданьем…» (с. Трудолюбовка Бахчисарайского р-на Республики Крым)